Текущее время: 18 сен 2020, 16:21

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 310 ]  На страницу Пред.  1 ... 27, 28, 29, 30, 31
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 28 июн 2020, 18:33 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 790
Друг написал интересный рассказ. Может и вам понравится. Гляньте, не пожалеете.
Ее звали Тома. Она была замужем и жила этажом ниже. Петр Тимохин тоже не один, с женой и дочерью. Но уж так устроен мужик, что одной бабы ему всегда мало, и он всегда косится на сторону. На эту тему существует целая научная теория. Если популярно, то мужик как самец просто обязан осеменять как можно большее число самок, чтобы поддерживать свою популяцию. Петр подозревал, что эту теорию в свое оправдание разработал какой-то ученый потаскун. Но многим мужикам она нравится. И Петру в том числе.

Он косился на соседку Тому. А там было на что коситься. Рыженькая, зеленоглазая, стройненькая, с миловидным личиком. А ножки! С ума сойти, какие у нее были ножки! Беленькие, гладенькие, с идеально круглыми коленками. Тома знала убойную силу красоты своих ножек, и умело их подавала. Все ее платья, юбки, куртки и даже шубки были сантиметров на десять выше коленок. А колготки, чулки были только заманчивого телесного цвета. И когда она шла, грациозно покачиваясь и сверкая своими чудными коленками, глаз от этого зрелища было просто не оторвать. Любимой ее обувью были красные сапожки на аккуратных невысоких каблучках. И в этих сапожках Тамара выглядела совершенно неотразимой!

Она, чертовка, знала, что Петр не упускает возможности полюбоваться ею, ее фигуркой, пленительными ножками. И всегда лукаво улыбалась, когда проходило мимо, слегка потупив свои зеленые глаза.
Тимохину было чуть за тридцать, ей лет двадцать пять. Кровь волновалась в обоих, взаимная симпатия все увеличивалась и явно грозила перерасти из безвинного пока состояния в нечто предосудительное. Ну да, у Томы был муж, у Петра жена. И законы моральной устойчивости и супружеской верности никто не отменял. Но человек, увы, слаб, и рано или поздно поддается искушению. Особенно если оно, это искушение, ходит рядом и сверкает такими чудными коленками.

А сложившая коллизия разворачивалась таким образом, что их буквально толкало друг к другу. Тамара сидела дома с годовалым пацаном. На жизнь им зарабатывал ее муж, угрюмый и нелюдимый парень, ни с кем в подъезде не водивший знакомство и имени которого Петр до сих пор не знал, хотя в одном доме они жили уже не один год.
Петр тоже частенько оставался дома один – он числился фотокорреспондентом в районной газете, и поскольку фотолаборатории в редакции не было, снимки для газеты делал у себя на кухне, плотно задрапировав окно одеялом (надеюсь, читатель уже уяснил, что описываемое событие относится к тому времени, когда цифровых фотоаппаратов еще не было ).

И вот однажды, когда Тимохин с утра остался проявлять и печатать снимки из очередной своей поездки в совхоз, в дверь квартиры позвонили. Петр чертыхнулся и пошел открывать дверь. И опешил, увидев на пороге объект своих вожделений. Тома была в тапочках с помпонами, в коротеньком, да еще незастегнутом на последнюю пуговицу, халатике. Тамара выглядела слегка смущенной, легкий румянец окрасил ее обычно матовые щеки.
- Жена твоя дома? – спросила Тамара, глядя на Петра снизу вверх своими зелеными русалочьими глазами. – А я соды пришла у вас занять…

И только тут Петр увидел в ее руках фаянсовую кружку. Но в глазах Тамары Петр прочел совсем другое. И сода тут была вовсе ни при чем. Не отводя своего взгляда от Томы, Петр молча обхватил ее тонкую талию и рывком притянул к себе. Молодая женщина тихо ойкнула и, несильно стукнув Петра зажатой в руке кружкой по спине, тоже обняла его и запрокинула голову, приоткрыв зовущие губы. Петр тут же впился своими губами в ее яркогубый маленький рот. А потом, не совладав с собой, подхватил Тому на руки, намереваясь тут же отнести ее к дивану в гостиной.

- Нет, нет, не сейчас! – задыхающимся голосом запротестовала Тамара. – Сын дома один остался. Если сможешь, зайди вечером. Или завтра днем. У меня Николай позавчера уехал на сессию. Ага, значит, этого вечно угрюмого везунчика (такую жену себе отхватил!) зовут Николаем. И что она в нем нашла?
- А где он у тебя учится? – глупо улыбаясь от охватившего его счастья – такая женщина, мечта его последних дней, сама падает ему в руки! - спросил Тимохин. – И надолго уехал?
- В Иваново, заочник он, - заговорщицким тоном сообщила Тома. - На целый месяц.

На целый месяц! У Петра даже дыхание перехватило от возбуждения. Вот это да! Целый месяц в его распоряжении. И Томы. Это, ежу понятно, будет их месяц, иначе зачем бы она сказала об этом Петру. Хотя не месяц – два дня, с учетом сегодняшнего, уже теряются. А если прямо сейчас занырнуть к ней?
- Сейчас не получится, - улыбнувшись и снова прижавшись к Петру, предугадала его желание Тома. – Свекруха вот-вот должна подойти, звонила уже. Так что только вечером. Или завтра днем. Ну, ладно, я пошла.

Она помахала на прощание пустой кружкой и повернулась к выходу.
- Постой, а соду-то ты не взяла! – спохватился Петр.
- Дурачок! – засмеялась Тома, и прикрыла за собой дверь. Послышался легкий шорох ее удаляющихся шагов.
Целый день Тимохин был как на иголках, от не оставляющего его волнения запорол кучу фотобумаги – то передержит, то не додержит. После обеда он повез фотографии в редакцию, и все пятнадцать минут, пока шестой маршрут плелся до его остановки, думал о Томе и капал слюной.

- А текстовки к ним кто будет писать? – сердито спросил редактор, когда Петр, положив пачку фотографий на его стол, хотел было тут же улизнуть.
- Так мы же с Каретовым ездили, пусть он и напишет, - недовольно сказал Тимохин. - Он сам говорил, что у него будет штук пять зарисовок и пара репортажей с этими фотографиями.
- Нету Каретова, - хмуро сказал редактор. – Вы, случайно, не квасили в совхозе?

- Ну, было чуть-чуть, - признался Тимохин. Он уже догадывался, в чем дело – наверняка завсельхозотделом Каретов, когда они поздно вечером вернулись в город на редакционном уазике, пошел «догоняться», а сегодня вот не вышел на работу.
- Выгоню его когда-нибудь, к чертовой матери! – чертыхнулся редактор. – Ладно, давай так: ты мне даешь в этот номер хотя бы два-три снимка с развернутыми, строк по сорок, текстовками, а я тебе за это двойной гонорар. Идет? Каретова теперь дня три не будет, сам знаешь.
- Ладно, - с неохотой согласился Тимохин. – Но напишу я их дома.
- Но чтобы с утра как штык!
- А то! – весело сказал Петр.

Дома, после того, как они всем своим небольшим семейством посмотрели очередную серию «Семнадцати мгновений семьи» - девятилетней дочери Настеньке это тоже разрешалось, при условии выполненных уроков, и настала пора укладываться спать, Николай сказал, что еще поработает.

В их малогабаритной двушке рабочего кабинета у Петра, конечно, не было – в зале спала дочь, в спальне, естественно, сами родители, и жена Лена привыкла уже к тому, что муж использовал под кабинет кухню.
Здесь он делал фотографии, читал, писал – Петр хоть и был всего лишь фотографом, но никогда не упускал возможности подзаработать и на текстах, в которых их маленькая, но очень прожорливая трехразовая газета всегда остро нуждалась. А покурить спускался на улицу или же дымил в подъезде, в зависимости от времени года.

Лена, уже привыкшая к такому распорядку, да и к тому, что Петр как муж в последнее время к ней несколько охладел – нет, любить и уважать ее как мать своего ребенка он не перестал, просто в их отношениях поубавилось пылкости, - спокойно отправилась в спальню одна.
Петр положил перед собой на столе стопку писчей бумаги, раскрыл блокнот с последними записями, и начал писать развернутую текстовку – как и просил редактор, - к первому снимку. Это был мастер-наладчик из тракторно-полеводческой бригады по фамилии Букашкин.
В любое другое время он бы еще раз просмеялся над этой забавной фамилией, тем более, что носитель ее был здоровенным, под два метра, мужиком с пудовыми кулаками, никак не похожим на букашку, и гаечный ключ, с которым он сурово позировал, в его кулаке был похож на игрушечный.

Но из головы Петра не шло видение: там, внизу, как раз под его квартирой, разгуливает сейчас в коротеньком халатике, обнажающем стройные, немного полноватые ножки, или уже лежит в постели, разбросав эти самые ножки, и возможно, думает о нем эта чертовка Тамара. И Петр, отгоняя эту соблазнительную картинку, тряс головой и кусал губы. После долгих творческих мук, перебиваемых настырными эротическими видениями, он все же написал одно предложение: «Афанасия Букашкина, мастера-наладчика второй тракторно-полеводческой бригады совхоза «Путь Ильича», не зря называют «мастер золотые руки». И пошел курить.

Выйдя в подъезд он, как был в тапочках, спустился на первый этаж, задержался на секунду у обитой кожей двери Тамары и, оглянувшись по сторонам, припал к ней ухом, задержал дыхание. Из-за двери слышалось негромкое бормотание телевизора. «Не спит!» - взволнованно подумал Петр, поднес было палец к кнопке звонка, но тут же отдернул его. Сбежал вниз, сел на лавочку у подъезда и трясущимися руками воткнул в рот сигарету, прикурил, ломая спички.

«Идти сегодня к Томе, не идти? – лихорадочно размышлял он. – Ах, как хочется!.. Но ведь так и попасться недолго. А вдруг Лена или дочь проснутся – в туалет там, водички попить, а меня нет на кухне. Хотя они обе знают, что он ходит курить в подъезд - не лезть же каждый раз в спальню, откуда и был выход на единственный балкон… Нет, так дела не делаются. Надо будет или командировку придумать на пару деньков, или просто остаться дома – фотографии делать, и прошмыгнуть к Томе средь бела дня…»

Вот, блин, проблема-то свалилась нежданная на его голову. Но отказываться от соседки, самой выбравшей его для романтических отношений, вовсе не хотелось. Так ничего не решив и выкурив две сигареты подряд, Петр поднялся к себе. Дома было тихо, жена и дочь продолжали дрыхнуть – одна в супружеской постели, другая на диване в гостиной. Петр снова уселся за стол, принялся за второе предложение текстовки к фотографии этого мордоворота Афанасия Букашкина: «За что бы он ни взялся этот мастер, все горит в его руках…».

Редактор наверняка поморщится и вычеркнет эту строчку. Ну и ладно, на то он и редактор. Интересно, а что он напишет взамен? Хотя куда интереснее, что сейчас делает Томочка. Продолжает его ждать у вполголоса бормочущего телевизора, или уже заснула? Петр поглядел на наручные часы – пошел уже первый час ночи. А ведь точно заснет без него! Может, рискнуть, а? Вон же, выходил покурить, как обычно он всегда делает, когда работает ночами, никто из домочадцев и не ворохнулся, привыкли уже…

А коварное распаленное воображение между тем продолжало рисовать перед ним картинки, главными персонажами которых были он и соблазнительная соседка Тома. Да такие красочные и недвусмысленные, что Петра прямо за столом настигла мучительная и устойчивая эрекция. Эта мука становилась уже невыносимой и требовала немедленной разрядки. И Петр, так и не взявшись за третье предложение, решительно отложил ручку в сторону, затолкал в карман спортивных штанов сигареты и спички, и снова пошел - как бы курить. «Минут за пятнадцать-двадцать управлюсь, - лихорадочно думал он, крадучись спускаясь по лестнице. – Для первого раза достаточно. А там поглядим…»

Он нажал на кнопку звонка у знакомой двери. И она почти тут же бесшумно распахнулась – Тома как будто все это время стояла в прихожей и ждала Петра. Выглянув за дверь и, быстро осмотревшись по сторонам, она схватила Петра за рубашку и втащила его в прихожую, захлопнула за ним дверь. Тут же закинула ему теплые оголенные руки на шею, привстала на цыпочки и, прижавшись упругой теплой грудью с неожиданно твердыми сосками, впилась в губы. От нее исходил кружащий голову аромат – видимо, надушилась чем-то импортным. Во всяком случае, Ленка так одуряюще никогда не пахла.

Не прекращая целоваться, они мелкими шажками просеменили в гостиную и упали на раздвинутый диван (Петр успел самодовольно про себя отметить - «ждала таки!»). И только он навалился наТому, как даже через шум в ушах от пульсирующей возбужденной крови расслышал шлепки босых ног там, наверху, в своей квартире. Петр обмер: неужели дочь проснулась и пошла в туалет? Сейчас обнаружит, что на кухне свет горит, а его нет, и пойдет, разбудит мать. Хотя какая ей разница, на кухне он или нет? Может, просто забыл выключить свет, и ушел спать к матери… А если это не дочь бродит, а жена проснулась, а его нет? Выглянет в прихожую, а его и там нет…

- Ну ты чего? – недовольно спросила Тома.
- Да так, ничего, вроде послышалось, - отдуваясь, прошептал Петр.
- Э, да у тебя и правда ничего, - разочарованно протянула Тома, почувствовав сникшее настроение Петра. – Ты чего напугался, дурачок? Никто сюда не зайдет, не бойся. Ну, ну, давай… Чего ты?
Но Петру «давать» было нечем. Тогда раззадоренная и не желающая оставаться ни с чем, Тамара взяла инициативу в свои руки.
Петр сгорал от стыда, но не противился стараниям Томы, тем более, что ему это было приятно, даже очень. Наконец, он был готов вознаградить Тамару за ее усилия, но тут послышался приглушенный детский плач из спальни. И как ни пытался распалившийся Петр удержать Тому, та вырвалась и убежала к разревевшемуся сыну, бросив на ходу:
- Подожди, я сейчас!

Петр чувствовал, что его бесплодный пока визит к соседке затянулся и лучше бы ему вернуться домой, пока не поздно. Но какая-то сила буквально пригвоздила его к дивану: он не хотел уйти вот так, впустую. И когда Тамара, наконец, вернулась, у них получилось! Почти. Потому что спустя пару минут раздалась трель дверного звонка. В ушах Петра она прозвучала как грохочущая очередь крупнокалиберного пулемета, и он даже не заметил, как с перепугу с такой силой толкнул с себя Тому, что та шлепнулась на пол:
- Ты что, совсем одурел со страху, козел?
- Так звонят же! – свирепо прошипел Петр, возя руками по дивану. – Где тут мои штаны были?

- Да пусть хоть зазвонятся, я никому не открою, - попыталась было успокоить его Тома, вставая с пола и вновь устраиваясь на диване
Но Петра уже буквально колотило, и он трясущимися руками натягивал одну штанину сразу на обе ноги.
– Я тебя прошу – посмотри в глазок, кто там, не Ленка моя?
- Ой, трус-то како-ой! – насмешливо протянула Тома. – И чего я только на тебя глаз положила, спрашивается…
Но к двери пошла, наверное, специально при этом повиливая круглой попой. Петр, глядя ей вслед, с сожалением отметил: «Эх, блин, какая фигурка. Какая фигурка, а!?».

Справившись, наконец, со штанами, он заспешил в прихожую.
- Ну, кто там?
- Да никого, - оторвалась от глазка Тома. – Может, соседка моя, Петровна, была? Она как поддаст, так обязательно шляется по подъезду, ищет собеседников.
- А ну-ка…
Петр нагнулся, заглянул в глазок. На площадке, во всяком случае, в поле его зрения, действительно никого не было. А любвеобильная Тома в это время прильнула к Петру сзади, запустила бессовестную руку ему в штаны.

- Ты что, уже оделся? – жарко прошептала она. – Нет, так дело не пойдет. А ну, марш на диван! Я еще не все сказала…
Но перенервничавший и перетрухнувший Петр понимал: ничего у него сегодня больше не получится. И ему надо молить Бога, чтобы домашние не обнаружили его отсутствия, хотя прошло уже – о, черт! – почти час!
- Извини, Тома, - проникновенно сказал он, мягко извлекая ее шаловливую ручку из своих штанов. – Давай в следующий раз, ладно?
- А следующего раза может не быть!

В голосе Томы прозвучали одновременно и горечь, и обида. Но Петр уже не слушал ее, а еще раз взглянув в глазок, щелкнул задвижкой и вышел на площадку, прислушался. Вроде тихо. И он на цыпочках стал подниматься по лестнице.
- Эй!
Петр испуганно обернулся.
- Тапочки свои забери, альфонс недоделанный!
Из полуоткрытой двери высунулась белая рука с зажатыми в ней тапками и швырнула их на площадку. Пластиковые тапки упали на бетон с дробным костяным стуком. Петр зажмурил глаза. Но в подъезде по-прежнему царила тишина.

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 28 июн 2020, 18:35 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 790
Петр подобрал тапки и, держа их в руке, продолжил восхождение на свой этаж в носках. Остановившись перед дверью, он перевел дыхание, прислушался. Нет, дома у него все спокойно. Уф, пронесло, отсутствие Петра, похоже, так и осталось незамеченным – его девочки продолжали безмятежно спать.

Сунув ноги в тапки и на всякий случай вытащив из кармана сигареты со спичками и держа их перед собой (да вот, покурить выходил!), Петр уверенно потянул дверь на себя. Она открылась и неожиданно с негромким лязгом застопорилась. Цепочка!

Кто-то запер дверь изнутри на цепочку. Не дочка же. Значит, Лена. Не нашла его ни в подъезде, ни у подъезда, и закрылась. Но не совсем, а на цепочку. Вот и понимай это, как хочешь: вроде бы дверь в дом и не совсем заперта, и в то же время войти невозможно. Блин, все у этих баб с какими-то вывертами!

Петр даже вспотел от нервного напряжения. Что делать? Позвонить? Или потихоньку через щель позвать жену? Так она может такой тарарам устроить, что весь подъезд проснется и с интересом будет вслушиваться в бесплатный концерт.

Нет уж, такого удовольствия он никому не доставит! И Петр, запустив свою длинную худую кисть в дверной зазор, стал нашаривать конец цепочки, чтобы выдернуть ее из паза и распахнуть дверь. Но цепочка была короткой – Петр специально сам выбирал такую, чтобы никто, ни с короткими, ни с длинными руками, не смог проникнуть в их жилище, когда они спят с приоткрытой для сквозняка дверью в летние душные ночи.

Из-за узкого зазора рука его не могла выгнуться под нужным углом и зацепить цепную задвижку. Петр и сопел, и кряхтел, но у него ничего не получалось. И от неожиданности он даже слегка присел, когда вдруг услышал негромкий, но ядовитый голос Лены:
- Может, помочь?

Петр совладал с собой и с напускным раздражением сказал:
- Ты зачем закрылась? Я ж покурить выходил…
И продемонстрировал половинке бледного лица жены с одним рассерженно блестящим карим глазом в узком дверном проеме сигареты и спички.
- А ну дыхни!
- Чего? – не понял Петр. – Ты думаешь, что я пил где-то? Так на, нюхай!
И с силой выдохнул под нос Лены.

- Да, не пил, - согласилась она. – Но и не курил. Табаком от тебя не пахнет. Зато воняет чужими духами. И я, кажется, знаю, чьими…
- Да что ты знаешь, что ты знаешь, - торопливо забормотал Петр. – Я точно курил на улице. Но потом у меня голова заболела, и я решил прогуляться вокруг дома. По свежему воздуху. Зато сейчас голова не болит. Ну, впусти меня, Лена!

- Не болит? – спокойно переспросила Лена. – Зато сейчас заболит!
В дверную щель вдруг просунулся зачехленный зонт, загнутой массивной рукояткой вперед, и ошеломленный Петр не успел отклониться. В подъезде раздался громкий деревянный щелчок – Лена угодила мужу точно в лоб.
- Иди туда, откуда пришел! – гневно прошипела она, втягивая зонт обратно. – Привет передавай от меня этой сучке Томе. С ней я завтра разберусь. А ты пошел вон, кобель!

И дверь с треском захлопнулась. Ошеломленный Петр застыл на месте как столб, потирая ушибленный и начавший распухать лоб. Потом разозлился и с силой нажал на кнопку звонка, не отнимая от него онемевшего пальца, пока дверь опять не раскрылась – так же на ширину цепочки.
- Я сказала тебе – не пущу! - опять яростно сверкнула одним глазом в дверной зазор Лена. – Нам предатель не нужен!
- Да что ты такое говоришь, Леночка! – заканючил Петр. – Не был я ни у кого! И вообще – не имеешь права меня не пускать, я тут прописан!
- Ах, ты тут прописан! – зашлась от злости Лена. – А чья это квартира, тебе напомнить?

Да, квартиру пять лет назад получила жена, работающая бухгалтером в ПМК. До этого они мучились в малосемейке. Но он же действительно здесь прописан. И они, как бы там ни было, семья… Однако Лена была непреклонна. Она была до глубины души оскорблена изменой мужа и не собиралась его прощать.
- Иди, иди давай отсюда, туда, откуда пришел! – настойчиво повторяла она, уже начиная заливаться слезами.
- Мама, мама, что случилось?

Это проснулась дочь и вышла к матери в прихожую. Лена еще раз с ненавистью сверкнула глазом и захлопнула дверь. Слышно было, как она, всхлипывая, говорила дочери приглушенным голосом: «Ничего, доча, ничего не случилось. Это тебе показалось. Идем спать ко мне…»
Петр впал в прострацию. Вот так номер! Сходил, что называется, на б....ки! «А-а! Раз она меня отправила к Томе, то и пойду к ней опять! – с отчаянием подумал он. – А если Ленка и в самом деле попрет меня, то хоть буду знать, за что…»

Он быстро сбежал на первый этаж, позвонил в Томкину дверь. Она не открывала. Петр снова надавил на кнопку. Наконец, дверь распахнулась, и так же, как давеча у него дома, на ширину дверной цепочки.
У Томы цепочка была длиннее, и потому Петр видел все ее искаженное злостью лицо, а не половинку, как у своей жены.
- Иди отсюда, казанова сраный! – свистящим шепотом сказала Тамара. – Я все слышала. Попробуй только признаться жене, что был у меня! Понял?
- Да понял, понял, - упавшим голосом сказал Петр.
- Ну и спокойной вам ночи! – хмыкнула Тома, и тоже захлопнула дверь.

И Петр поплелся наверх. Может, пустит его Ленка? Жена же, как-никак. Пока еще…
Автор Марат Валеев

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 24 июл 2020, 17:51 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 790
Василий в параллельном мире.
Часть первая. Пандемия.
– Что-то давненько, Василий, баек твоих не слышали. Не обрадуешь ли нас чем-нибудь необычным, каким-нибудь очередным приключением? – спросил я друга-аборигена, который неизменно сопровождал нас в рыбацких наездах в его родные края.
Самого Василия ну никак не назовёшь заядлым рыбаком, а вот любителем хорошего «застолья», да хорошей беседы был он с первого дня нашего знакомства. Вот и в эту июльскую ночь составил компанию, узнав, что мы приехали на реку.

Погода в это лето не баловала рыбаков – вода очень долго не входила в берега, а ночи были настолько холодны, что без костра можно было «дать дуба, прислонясь к берёзе», как со смехом комментировал Василий капризы нашего северного лета. Тихо потрескивали дрова в костре. Друг, прикурив от зажжённой в пламени веточки традиционную «беломорину», загадочно направил свой взгляд на небо. Инстинктивно и мы, сидящие у костра и ожидавшие его рассказа, подняли головы вверх, но там только тускло светилась в гордом одиночестве круглой репой жёлтая луна без своих неизменных спутниц звёзд.

– А вот недавно, мужики, не поверите, в параллельном мире я побывал, – даже ничуть не усмехнувшись, начал рассказчик.
Помня, что не любит Василий преждевременных смешков и подначек, замерли мы, молча, у костра, но желание вернуть рассказчика в реальный мир возникло, похоже, в каждом из нас. А тот, словно ничего необычного и не сказал, невозмутимо продолжил:
– Я ведь, друзья, хоть и не обучен высшим материям, но понимаю, как вы сейчас в душе усомнились в моих словах. Про параллельные миры да про путешествия во времени каких только баек не придумано, каких только фильмов не создано: и, машины времени тебе, и каналы с колодцами в мир иной, да ещё и утверждения религии о существовании того света. Много фантазий в мире на эту тему, а вот мой рассказ ну никак фантастическим не назовёшь – в трезвом уме и крепкой памяти был я в том похождении. Да ладно, что я вас уговариваю, только не перебивайте да внимательно слушайте, вот и не будет у вас повода сомневаться в моей правдивости.

С недавних пор, поближе к старости, стал я, мужики, задумываться о том, что ждёт меня по ту сторону жизни. Начал у старушек, которые в церковь нашу сельскую ходят, об этом выспрашивать. Да только и они ничего толком не знают; одно твердят, что душа бессмертна и будет жить вечно на том свете. Чья-то в раю, а чья-то в аду. Это уж как суд Божий решит, проанализировав поступки наши земные. Чем они, души то есть, там заниматься будут, старушки и сами не знали. А как настанет час воскрешения, обретут праведники оболочки телесные да на Землю вернутся. А как дальше на ней жить будут, что дальше будет с ними, тут даже самые набожные старушки теряются. Это что ж такое получается, думал я, – вновь история повторится, вновь первобытные голые люди по лесам гоняться за мамонтами будут? Вот эти вопросы и стали по ночам меня мучать; как ни говори, а уж пора пришла и мне, повторюсь, об этом задуматься, чай седьмой десяток пошёл. О существовании того света и каких-то параллельных миров знал я от своего деда, который в свою очередь слышал о них от одного политзаключённого, который отбывал ссылку ещё в начале века в наших краях. Слышать-то слышал, а вот правда это была или байка, что есть они вокруг нас эти параллельные миры, про то я сомневался.

А нынче, в конце мая, как под заказ, вот такая оказия нежданная подвернулась. Опять вызвал меня в Москву генерал Чернов. Коротко расскажу вам, мужики, цель этого вызова. В стране бушует кароновирус, даже глава правительства и тот заразу подцепить умудрился; все депутаты на заседаниях в масках сидят, даже однопартийцы за руку здороваться перестали, не говоря уж о взаимоотношениях с конкурентами. А с антидотом, к созданию которого я руку приложил, помнишь, Палыч, я тебе о нём рассказывал, дела затормозились. Оказалось, что он положительно действует только на людей с первой группой крови, а в правительстве нашем и госдуме такой группы – раз-два и обчёлся. Вот и поручил президент спецслужбам продумать вопрос о том, куда эвакуировать властные структуры пока не утихнет эпидемия в стране. А куда их спрячешь, такую толпу бессчётную? За рубежом такой же вирус бушует, в тайге или в болотах спецусловий нет; не привык их брат без благ цивилизации – перемрут быстрее, чем от пандемии. В космос бы их на пару месяцев, али на другую какую планету закинуть – так в стране столько ракет не найдётся, хоть все войска РВСН подключи. Крепко озадачился проблемой эвакуации генерал Чернов, которого вновь крайним выбрали, да вовремя вспомнил, что ещё когда я срочную служил, докладывал ему, что знаю о наличии в нашей жизни существования параллельных миров. Вот и решил он перекинуть наше правительство на период пандемии в параллельный мир, а процедуру эту поручить мне.

А чтобы понятной вам была картина эта с параллельными мирами, которую обрисовать хочу, пояснение небольшое сделаю. Вот представьте, мужики, есть на плоскости точка, пусть это будет, так называемый мир. Живёт этот мир-точка, и не подозревает, что рядом находятся на этой же плоскости ещё множество похожих точек-миров. Она им существовать не мешает, они ей не мешают. Запишем так, что эти, соседние точки, являются параллельными ей, то есть существуют рядом, не пересекаясь с ней. А ведь над этой плоскостью с кучей точек-миров есть в другом измерении ещё множество параллельных плоскостей с такими же параллельными точками. Наука называет это третьим измерением, третьей координатой пространства. Никто ни с кем не пересекается, точки живут своей жизнью, существуя параллельно друг другу во времени. При желании можно с одной точки-мира перебраться на другую. Это и есть наша Солнечная Система с планетами и галактиками, этими точками-мирами. А вот существует, мужики, может, слышали, четвёртое измерение, когда точки существуют со сдвигом по времени. Конечно, в уме это осознать сложно, но если сказать по-простому, это можно сравнить с лучиками света от фонарика. Первый, зажжённый на мгновение луч, улетает в пространство, следом за ним включаем вновь на мгновение следующий луч, который устремляется за первым, но никогда его уже не догонит. Летят они параллельно в пространстве и один другому не мешает. Вот так и жизнь на земле, мир наш одним словом, идёт во времени, а рядом идут-существуют ещё несколько жизней-миров. Эти другие миры и называются параллельными. Попасть из одного мира в другой практически невозможно, это вам не полёт на другие планеты, куда можно добраться, имея развитую космонавтику. И там, в другом мире, как утверждал ссыльный, такая же жизнь, причём именно на нашей планете, только параллельная. И религия утверждает, что души наши после смерти перемещаются в один из этих параллельных миров и продолжают там существовать.

Вот и получил я задание от генерала пробраться в этот параллельный мир, посмотреть, что там творится, что там за жизнь? И если там условия подходящие, чтобы перекинуть туда временно правительство с депутатами? А ещё, мужики, захотелось мне и самому пробраться в тот мир, где души умерших ждут своего воскресения, – произнёс Василий свою вступительную часть рассказа.

Окончание следует.

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 25 июл 2020, 20:27 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 790
Василий в параллельном мире

Часть вторая. Счастье, как оно есть.

Тишина у костра прерывалась только пощёлкиванием дров да монотонным гулом неугомонных комаров. Мужики молчали, на лицах была глубокая задумчивость – каждый прокручивал в голове ту необычность, которую выдал рассказчик. Многие из нас слышали про эти параллельные миры, но всегда это воспринималось как необъяснимая фантастика, как миф или байка. А Василий дотошно, как хороший учитель, так убедительно и логично изложил теорию этих миров, что сомневаться в их наличии повода, вроде, не находилось. Да и эпидемия короновируса, продолжающая зверствовать в стране, не давала повода усомниться в желании правительства сбежать куда-нибудь подальше в тыл: хоть на Марс, хоть в параллельный мир. А рассказчик, опрокинув очередную стопочку стимулирующего напитка и закурив очередную папироску, продолжил:
– Стал я вспоминать рассказы деда и размышлять, как мне, простому смертному, проникнуть в этот параллельный мир и оказаться на своей же земле, только движущейся со сдвигом во времени, в четвёртом, по-научному, измерении.

Не буду вас утомлять, мужики, техническими подробностями, скажу только, что через две недели на берегу Адового болота установила бригада спецов из секретного института квантовый генератор и миниатюрный квантовый коллайдер-ускоритель, батарею мощных аккумуляторов новейшей военной разработки. Принцип действия и взаимосвязь этих агрегатов для прохождения в параллельное пространство, описал тот политзаключённый. А Адово болото, издавна в наших краях считалось загадочным. Часто там видели люди всяческих пришельцев да нечисть, утверждали некоторые с пеной у рта, что видели вылетающие из болота ракеты и тарелки, что часто светилась по ночам изумрудным таинственным светом вода в озере, которое находилось в центре болота. А самое главное, почему я выбрал именно это место, было давнее утверждение ссыльного, что здесь, в этом месте, находится одна из точек концентрации пространственно-временного искажения, что здесь должен находиться портал в параллельный мир.
Поздним вечером, убедившись в отсутствии посторонних на объекте, залез я внутрь индуктора и дистанционным пультом подал питание в квантовый генератор и разгонный модуль коллайдера. Раздался свист в ушах, в глазах замелькали разноцветные звёздочки и через мгновение, так мне, мужики, показалось, словно очнулся я. Выбравшись из индуктора, понял, что изменилась местность вокруг меня: генератор, коллайдер, аккумуляторы были на месте, но болота не было, а на его месте была цветущая поляна с озером посередине. На дальнем краю поляны в свете заката виднелись красивые здания, утопающие в зелени деревьев, между домов ходили люди. Да, да, мужики, настоящие люди, но в какой-то непривычной одежде. На всякий случай перетащил я поглубже в лес свои аппараты; кто знает, что ждёт меня в этом чужом мире?

А вот то, что я дальше увидел, зайдя в иноземный городок, поразило меня до такой степени, что будто крестьянин, впервые попавший в Москву, шёл я, озираясь по сторонам, открыв от изумления рот и вытаращив глаза. Но и иноземцы недоумённо смотрели на меня как на какого-то динозавра. Были «люди» вполне похожи на нас, землян, но это было что-то среднее между мужчинами и женщинами, одетыми в одинаковые стильные костюмы. Красивые и статные фигуры, однако, на их лицах не было даже признаков мужской растительности, и в тоже время не заметил я женских отличий – у них не было грудей и характерных для женского пола бёдер. Тут же по улицам прохаживались дети неопределённого, как и у взрослых, пола. Хоть был уже вечер, но все дети ходили без родителей. Да, каких только чудес в мире, а тем более чужом, не бывает – подумал я, решив отложить обдумывание увиденного на потом, а сам вновь был озадачен тем, что даже намёк на магазины или кафе-рестораны в городке отсутствовал. Попытки заговорить с иноземцами приводили к тому, что они недоумённо и подозрительно смотрели на меня, явно не понимая мою речь. Да и не удивительно, с какого перепою им было знать язык нашего мира, а тем более русский – один из многих земных.

Но не прошло и получаса, как ко мне подошли три человека в отличающейся от других иноземцев одежде и пригласили следовать за ними. Причём приглашение, к моему очередному изумлению, прозвучало в моей голове на чистом, но каком-то древнем, русском языке, хотя ни один из троицы даже рта не открыл. А размышлять мне оказалось некогда, когда в просторном помещении, куда меня доставили агенты, как я их мысленно окрестил, начался мой натуральный допрос. Вновь вопросы звучали в моей голове, и непонятно было, кто их задавал из этой троицы. Обманывать агентов у меня резона не было, но про то, каким образом я проник в их мир, решил не рассказывать, а наплёл какую-то ахинею, про кривые зеркала и раскрывшийся портал в их мир. С интересом, но с какой-то долей недоверчивости, восприняли мой рассказ агенты, особенно заинтересовал их вирус и желание правительства отсидеться в их мире. Из вопросов я понял, что у них есть какая-то информация о моём мире, но какая-то устаревшая, чуть ли не со времён царя Гороха. После допроса, длившегося не менее нескольких часов, попросил я у хозяев попить воды и добавил, что и перекусить бы неплохо на ночь, а ещё лучше бы было, добавил я, если бы удостоился я пояснением о жизни в их мире. Переглянувшись между собой, двое удалились, как я подумал, за перекусом, а оставшийся агент рассказал мне, мужики, такое, что в дурном сне никто из нас и представить не в силах.

Оказывается, их жизнь на планете Земля началась со сдвигом во времени на несколько миллионов лет от зарождения нашей. И создатель, видя неминуемую гибель нашего мира и учтя ошибки, изменил ход событий, условия жизни чад своих. В этом новом мире он не стал делить людей на национальности и расы, так как раз нет такого разделения, то нет и вражды между народами, значит, и нет повода для войн. Видя, что много бед приносит разделение моих соплеменников на мужчин и женщин, что склоки, ревность, обиды между ними, проблемы отношений между детьми и родителями, решил создатель в новой жизни сделать так, чтобы все были одного пола, а детей зарождать в так называемых, по-нашему – инкубаторах. Учёл он и проблемы с питанием, убедившись на нашем опыте, что это не менее важный повод для войн и раздоров. Проблему решил просто – удалил систему пищеварения в теле человека, а взамен для жизни организма создал орган, получающий энергию от солнца. Ну а раз не нужна пища, то автоматически исчезла надобность в её создании, в выращивании и заготовке. Люди стали абсолютно счастливыми, всё своё время посвящают нравственному развитию, созерцанию красот мира, творчеству и развитию талантов. А чтобы не было никаких попыток изменить картину счастья, назначил создатель службу агентов.

– Ну, какое же это счастье; он что, создатель, белены объелся? – не удержался я, услышав слова о наличии счастья среди иноземцев и создания службы его охраны. – Нет любви, нет заботы о детях, нет наслаждения пищей, нет работы, наконец. И это вы называете счастьем? А где тогда смысл жизни?
– А не об этом ли мечтаете вы, не таким ли вы представляете себе рай в загробном мире? Ведь рай в вашем понятии – и есть счастье. А у нас рай каждодневный. И кто скажет, может ли человек чувствовать себя несчастным, если он лишён неизведанного? Разве вы чувствуете себя несчастными от того, что не можете летать как птицы. Вот так и наши люди, не имеющие органов размножения, не испытывают влечения друг к другу, им не знакомо чувство любви, не знакомо чувство радости деторождения. Но это не делает их несчастными, они просто этого не знают и не испытывают. Также и радость поглощения пищи им незнакома, как и радость труда и созидания. А зачем им это? Вся жизнь у них проходит в развлечениях, в созерцании и творении прекрасного. Вот и тебя завтра утром мы, служба охраны, лишим полового органа, чтобы не смущать окружающих. И ещё – если ты вздумаешь рассказать кому-то о существовании иной жизни с иными понятиями о счастье, будем вынуждены отнять у тебя эту жизнь. А сейчас ложись спать, – спокойно и равнодушно выдал агент, и устало удалился из помещения.

Страх перед предстоящим перевоплощением, перед такой, в кавычках, счастливой жизнью, сковал мои мысли; ничего путного не рождалось в голове. «Удружил генерал. Что, позаботился, Василий, о правительстве родном? Вот будешь завтра солнцем питаться да забудешь, в какой стороне туалет находится. Мечтал о рае – вот и получай» – билась одна мысль в воспалённом от таких перспектив мозгу. «Думай, Василий, думай!» – твердил я про себя в течение часа. И, о! Понял я, как спастись, как вернуться домой, на землю родную, как сбежать из этого «рая». Дошло до меня, почему агенты удалились до утра, понял, что раз они питаются энергией солнца, то по ночам беспомощны, что когда солнце скрывается за горизонт, иссякают силы людей на этой земле. А вот как из помещения выбраться – это уже дело техники, не из таких тюрем русские люди сбегают.

Буквально через полчаса залезал я уже в сердце родимого индуктора, судорожно сжимая в руке пульт управления. С замиранием сердца нажал я кнопку, моля Всевышнего о помощи в возвращении на родную землю, в родной мир. Вспышка в глазах, писк в ушах и удар о землю вернули меня в действительность. Я сидел в катушке индуктора, рядом дымился квантовый генератор, а по всему болоту были разбросаны дымящиеся обломки разорвавшегося коллайдера. Так мужики я и не понял, побывал ли я в параллельном мире, или взорвались мои аппараты ещё при запуске? Генералу Чернову я не рассказал об аварии, а доложил о том, что испытал при перемещении в параллельный мир и с чем познакомился там. Доложил ему также, что если перекинуть в параллельный мир всё наше правительство, даже под охраной росгвардии, вряд ли они вернутся на землю с органами деторождения. А кому они здесь такие нужны будут, если даже с органами не пользуются уважением. Пусть уж лучше все тут, в нашем мире, переболеют, чем позориться будут в чужом, – под общий одобрительный смех закончил Василий свою байку о посещении параллельного мира.

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 16 авг 2020, 21:15 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 790
Встреча через полвека.

Сына своего Анатолий Борисович не видел с тех пор, как разошёлся с женой. Сейчас за далью лет он понял, что можно было семью сохранить: ошибка была только в том, что не смогли супруги гордость свою усмирить, понять друг друга не попытались. На пустом месте ссора родилась, но слово за слово и не сдержался Анатолий – руку поднял, а жена не смогла промолчать да простить. И вот они уже словно чужие, словно не было пяти лет совместной жизни в любви и согласии, словно не было между ними сынишки Валерки; забыли о нём в ссоре да выяснении отношений. Распалась семья в одночасье – уехала мать от обиды и горя с сыном в далёкий лесной посёлок, оставив мужа налаживать новую жизнь.

Папку Валерка помнил, да только смутно-смутно: словно из дымки виделся образ мужчины с неясными чертами лица. Да и как иначе, если разошлись их пути-дорожки, когда исполнилось сыну всего четыре годика. Что там у папки с мамкой произошло, он не знал. Да ему это и не интересно было, а мама не пыталась ничего рассказывать. Тут вскоре и замена папке нашлась – появился у Валерки отчим. Долго не поворачивался язык назвать его папой, долго звал по имени – Павлик, как звали отчима все в округе. Но как-то уговорила сына матушка, что надо, дескать, его папой называть, чтобы никто из посторонних не знал, что их настоящий папка бросил, что тяжело ей, мол, от людской молвы про это. Ради неё, ради того, чтобы не быть изгоем среди друзей, у которых были родные отцы, стал Валерка называть Павлика папой.

А вот бабка, мать отчима, сразу же невзлюбила русскую сноху и приёмного внука, и как только не называла его – и байстрюком-то, и подкидышем, да и ещё такими словами, какие грех на бумаге печатать, а не то, что вслух произнести. Понятное дело, что и Валерка особой любви к ней не пытал. В новой семье ссоры были практически каждодневно: то, напившись, Павлик гонял по улице жену с сынишкой, то лаялись бабка с мамой Валерки. А куда уйдёшь в то время, да ещё и второй развод будет. Как это объяснишь родным? Сейчас разводом никого не удивишь, а в то послевоенное время они жёстко осуждались, потому и терпели женщины выходки своих буйных в пьянке да гулящих напропалую мужиков. Терпели, потому что повыкосила война настоящих мужиков, а уцелевшие да на неё не попавшие видели, как их чуть не на руках носили женщины и вдовы, чем и пользовались себе в утеху. Потому и бегал Валерка с мамкой босиком по заснеженным улицам лесного посёлка от пьяного до одури отчима.

Мать с отчимом с утра до позднего вечера были то на лесоповале, то со скотиной после работы управлялись, не до сына им было, не до его воспитания. Одно спасало Валерку – это его страсть к чтению книг, которых в поселковой библиотеке было великое множество. Там, среди литературных героев и их подвигов, находил он утешение и отдыхал душой. Постепенно Валерка и к бабке привык, перестал обращать внимание на её оскорбления и ругань, даже стал её жалеть. Была она несчастлива – с детства горбата и ходила, хромая и опираясь на палку. Ещё в молодости нагуляла бабка от заезжего в колхоз заготовителя двух детей, была угнана с ними в Германию, а затем возвращена оттуда, но уже не на родную Украину, а в далёкий таёжный посёлок. На родине бабки осталась многочисленная родня, которым она любила писать письма. Сама была неграмотная, а ходить постоянно по соседям было неловко, да и накладно, вот и пришлось ей налаживать отношения с приёмным внуком, чтобы писал он под диктовку письма многочисленным родственникам. Ох и не любил Валерка писать эти чуть не каждодневные послания, но за каждое письмо покупала бабка ему пачку печенья. Ну как тут откажешься! И паренёк придумал себе забаву, чтобы скрасить это нудное излияние бабкиных мыслей и изречений, которые она словно в муках рожала в своей голове. А забава была в том, что пока бабка продумывала очередную фразу, Валерка всю свою буйную фантазию изливал на лист письма. С удовольствием он описывал погоду за окном, урожай в лесу и на грядках, расклад дел в сарае, описывал в подробностях здоровье бабки и отчима с тёткой. Письма, которые присылали родственники в ответ, Валерка читал бабке, пропуская похвалы за эти художественные отступления. Но отзывы в письмах были очень хорошие – похоже было, что вся родня упивалась чтением «бабкиных» посланий. И до того наловчился Валерка в этих литературных вставках, что как-то незаметно перетащились они и в его школьные сочинения; всё чаще учительница русского языка читала их вслух всему классу и ставила в образец одноклассникам. Так утомительное и нудное написание бабкиных писем паренёк превратил в своё увлечение и ждал с нетерпением, когда же настанет пора излить своё творчество в уши многочисленной бабкиной родне, своим далёким почитателям.

Но отношения с отчимом с каждым годом ухудшались, словно пасынок под ногами его путался. И в интимной жизни мешал – жить, ведь, приходилось в одной комнате, и в повседневном общении чувствовалась глубокая разница – был отчим неграмотным в отличие от пасынка, который не выпускал книгу из рук. Это бесило отчима: он видел смысл жизни только в работе и ненавидел тех, кто мог с удочкой пойти на реку или с ружьём в лес, кто брал в руки книгу или газету. Отработав смену в лесу, он до одури вкалывал по хозяйству: косил траву, где только мог, хотя на коров уже было заготовлено с запасом, садил картошки столько, сколько мог урвать земли, держал поросят по три штуки и по паре коров с телятами. Излишки сена, картошки и мяса продавались, деньги клал на сберкнижку. Что такое отдых отчим не знал, отпуск брал лишь для заготовки сена и сбора ягод. Малец, обделённый от природы и ростом и силой, постоянно обсмеивался отчимом, постоянно им подначивался, что не мужик он, Валерка, а тряпка и слабак. Обида терзала паренька. А самое обидное было то, что друзья ходили с отцами на рыбалку, катались на отцовских мотоциклах, ездили с родителями в отпуск к родным и на отдых. Стиснув зубы, косил траву Валерка, таскал воду на полив огромного огорода, окучивал бесчисленные сотки картошки, пока друзья купались и загорали на речке. Вот в такие минуты порой и стал задумываться паренёк о родном отце, но мысли эти отгонял от себя, помня, что далеко он, и жить надо постараться без него.

Но вот закончились школьные годы; уехал Валерка в город, поступил в техникум. Казалось бы, с диктатом отчима покончено, ан нет – желание приехать в посёлок к маме на выходные да на каникулы не погасишь. А отношения продолжали накаляться: если раньше Валерка безропотно терпел насмешки отчима, то сейчас, начав чувствовать себя более самостоятельным, стал понемногу огрызаться, стал пытаться доказать отчиму, что и он из себя что-то представляет, что есть правда и на его стороне. А это ещё сильнее злило отчима, ещё чаще он стал отпускать в адрес пасынка злые насмешки. Однако время было на стороне Валерки – вскоре он окреп физически и уже почти не уступал отчиму в крестьянском труде: так же выносливо косил траву, садил и копал картошку, лично убирал и разделывал скотину, да к тому же начались похвалы от мужиков посёлка, которым он помогал в ремонте мотоциклов. Понял отчим, что насмешки его уже нелепы, утих – но злобу затаил.

А Анатолий Борисович жил всё это время своей жизнью, даже не подозревая, что творится в судьбе сына. Вскоре после развода Анатолий повторно женился, у него родился сын, затем дочь. Алименты он платил исправно, но когда бывшая жена попросила дать согласие на усыновление Валерки, возражать не стал. Причина усыновления его не интересовала; своих проблем хватало. И стал Валерка не его сыном, а посторонним человеком. Так и не узнал отец, что усыновили его сына из корыстного интереса, потому что его скромные алименты не шли ни в никакое сравнение с большим налогом на холостяка, который платил бездетный отчим.

Шли годы. Валерка уже стал Валерием Павловичем, у него была своя семья, дети, внучка. Умерла мама, и перед смертью попросила сына забыть обиды и не бросить одинокого папку. Выполнил наказ матери Валерка, до последнего дня обихаживал больного отчима; даже пустил слезу, когда о крышку его гроба застучала мёрзлая земля; всё же немало лет было прожито вместе. У Анатолия Борисовича жена тоже отправилась вслед за ними. Подошло время и ему призадуматься о смысле жития и окончании пути земного. Вспомнил он, что где-то, не так и далеко, живёт родной человек; появилось желание увидеться с сыном. Век прогресса: пошарил мышкой по экрану, нажал нужное сочетание кнопок на клавиатуре – и вот уже договорились о встрече.

– Ну что, тебе, Анатолий Борисович, рассказать о моей жизни? – Валерка задумался, не зная рассказать ли о тех горьких годах детства, прожитых с чужим человеком вместо родного отца, или промолчать на его вопрос? Но решил – не стоит восьмидесятилетнему человеку знать о том, что довелось пережить его сыну из-за того, что так сложилась судьба близких, но одновременно далёких, родных людей? – А надо ли прошлое ворошить, отец? Поехали лучше на кладбище, покажу тебе, где мама моя, а твоя жена бывшая лежит. Да помолчим лучше вдвоём у её могилки. Годы не вернёшь, судьбу вспять не повернёшь.
– Поехали, сын, – глотая слезу, произнёс Анатолий Борисович.


Вложения:
Встреча через 55 лет....jpg
Встреча через 55 лет....jpg [ 131.47 КБ | Просмотров: 423 ]

_________________
Земеля
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 03 сен 2020, 22:35 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 790
Может кому-то будет интересно?

ВИКТОРИНА «ИХ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ В СЕНТЯБРЕ»
1. КТО ОТОЗВАЛСЯ ОБ ОДНОМ СВОЁМ ЗНАМЕНИТОМ РОМАНЕ ТАК: «МНОГОСЛОВНАЯ ДРЕБЕДЕНЬ»?
О. Алексей Константинович Толстой,
Р. Александр Петрович Казанцев,
С. Михаил Александрович Шолохов,
Т. Лев Николаевич Толстой.

2. ЕГО НАЗЫВАЮТ ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ ТАК НАЗЫВАЕМОЙ «ДЕРЕВЕНСКОЙ ПРОЗЫ»
И. Иннокентий Фёдорович Анненский,
Р. Александр Петрович Казанцев,
В. Владимир Николаевич Крупин,
А. Семён Израилевич Липкин.
3. ЕМУ ПРИНАДЛЕЖАТ СТРОКИ «СРЕДЬ ШУМНОГО БАЛА СЛУЧАЙНО…»
К. Гумилёв Николай Степанович,
С. Борис Леонидович Пастернак,
О. Алексей Константинович Толстой,
М. Пётр Андреевич Вяземский.

4. КАКИЕ СТРОКИ ПРИНАДЛЕЖАТ ЭДУАРДУ АСАДОВУ?
А. Ты жива ещё, моя старушка?
К. Потеряла Россия в России Россию,
Н. О, Русь моя! Жена моя! До боли Нам ясен долгий путь!
Р. И я умею даже там смеяться, Где слабый духом выл бы от тоски!

5. КАКОЕ ИЗ ЭТИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ ПЕРУ АЛЕКСАНДРА ИВАНОВИЧА КУПРИНА?
Ш. Гранатовый браслет,
Л. Олеся,
У. Белый пудель,
Ч. Детство Никиты.

6. ДЕТИ ОБЯЗАНЫ ЕМУ ЗНАКОМСТВОМ С ВИННИ-ПУХОМ И АЛИСОЙ ИЗ СТРАНЫ ЧУДЕС
Е. Борис Владимирович Заходер,
В. Фёдор Савельевич Хитрук,
А. Евгений Павлович Леонов,
Р. Григорий Бенционович Остер.

7. ТОЛЬКО ОДНО ИЗ ЭТИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ПРИНАДЛЕЖИТ ВЛАДИМИРУ КЛАВДИЕВИЧУ АРСЕНЬЕВУ
С. Жизнь и приключения в тайге,
Т. Таёжные будни,
В. Злой дух Ямбуя,
О. О чём молчала тайга.

8. ОН ИЗВЕСТЕН НАМ КАК ПИСАТЕЛЬ И ТЕЛЕВЕДУЩИЙ, АВТОР КНИГИ «ГОСПОДИ, СПАСИ И УСМИРИ РОССИЮ…»
А. Леонид Аркадьевич Якубович,
Т. Эдвард Станиславович Радзинский,
С. Феликс Вельевич Разумовский,
К. Евгений Николаевич Понасенков.

9. ПЕРУ ЭТОГО ПРОЗАИКА И ПОЭТА ПРИНАДЛЕЖИТ ГИМН СОВЕТСКИХ КОСМОНАВТОВ
Р. Николай Николаевич Добронравов,
С. Роберт Иванович Рождественский,
И. Евгений Аронович Долматовский,
В. Владимир Николаевич Войнович.

10. МЫ ПОМНИМ ЭТОГО ПИСАТЕЛЯ ПО СТРОКЕ: « ЖИЗНЬ НАДО ПРОЖИТЬ ТАК, ЧТОБЫ…»
Я. Александр Исаевич Солженицин,
К. Борис Николаевич Полевой,
О. Николай Алексеевич Островский,
Н. Михаил Александрович Шолохов.

Сложив номера-буквы правильных ответов, Вы узнаете, что объединяет всех перечисленных (отгаданных) именинников. Удачи!

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 03 сен 2020, 23:37 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2010, 15:02
Сообщения: 2752
"Творчество", но по второму пункту я не согласен, пусть земляк и знаком с ним,но считаю, есть более яркие представители "деревенской прозы", тот же Валентин Распутин, например, Солоухин... .


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 04 сен 2020, 07:35 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 790
Из перечисленных четырех писателей только один писал про деревню. Но "На каждый чих не наздороваешься".

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: Вчера, 23:02 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 790
Барсик
В лесных посёлках стога сена с полей перевозились зимой к сараям по мере расходования запасов на сеновалах. Для этого на выходной день из делянки пригонялся трактор-трелёвочник, на щите которого поселковые умельцы наловчились вывозить сено с полей. А чтобы побыстрее затащить стог на щит и не оставить на земле много сена, ещё летом при мётке стога под него делался настил из жердей и досок. Сено, не прикасаясь к земле, покоилось на этом сооружении; зимой стог уезжал в посёлок, а настил с небольшим количеством сена оставался до следующего лета.
Вот и в тот зимний январский день, затащив стог на свой щит, трактор натужено стал пробиваться сквозь глубокий снежный покров, увозя сено с поля.
– Давай, Володя, соберём остатки, да на вязанках унесём домой, – сказал отец сыну, доставая из рюкзака две верёвки.
А не зря он решил забрать сено: на настиле его осталось многовато, чуть не с хорошую копну. Собаки, Тузик и Лапка, всегда сопровождавшие хозяев в походах и делах, крутились под ногами, но вдруг неожиданно, словно сговорившись, метнулись к настилу и подняли злобный лай, уткнувшись носами в остатки сена.
– Что там, пап? Мне страшно, там наверно зверь какой-то затаился, – прижавшись к отцу, испуганно промолвил мальчик. Отец, сам немного опешивший от такого события, сжал в руках жердь и раскидал ею сено. Собаки как ошалелые залаяли ещё громче и злее, похоже было, что они увидели кого-то под настилом. Но этот кто-то не подавал никаких признаков существования; было непонятно, кто разозлил собак. А всё непонятное – и есть самое страшное. Но любопытство превысило опасения и, скинув средние доски настила, увидели отец с сыном на земле свернувшегося клубком какого-то зверя, величиной с большую собаку. Тузик с Лапкой, брызжа слюной от злости, пытались укусить необычного «квартиранта», но, видимо, и им было страшновато; зубами клацали у его шкуры, а вцепиться не решались. Зверь, казалось, не боялся собак и по-прежнему не подавал никаких признаков страха; он сладко спал, что видно было по его закрытым глазам и еле заметному подъему живота.
– Кто это, Вовка? Я таких зверей никогда в жизни не встречал? Вы в школе природоведение изучаете, не видел ли на картинках такое чудо? – спросил отец заинтересованно смотрящего на зверя сына.
– Это, пап, по-моему, барсук. Смотри у него две тёмные полосы на голове. Но как он в тайгу нашу забрёл да ещё под стогом оказался? Они же, барсуки, зимой спят как медведи, но на спячку в норах укладываются? Если его, пап, здесь оставить, он завтра же замёрзнет. Давай его домой заберём. Жалко зверя, живой ведь он, – чуть не со слезами обратился паренёк к отцу, зная его непростой характер.
– Ну, смотри, Вовка, возьмём под твою ответственность. Но тащить его домой не буду. Я сено понесу, а ты привязывай к лапам верёвку, да тяни его как санки по снегу.

Вот так в кроличьей клетке появился у Вовки барсук, которому в первый же день была дана кличка – Барсик. Пока мальчик тащил по снегу зверя, тот проснулся и стал делать слабые попытки встать на лапы. Но то ли сильный мороз, то ли злобный лай сопровождающих процессию собак подействовали на него, но в клетку Володя закинул уже вновь ослабевшее тело. Мальчик завалил Барсика сеном, хотя в сарае было достаточно тепло, и через каждый час подходил к клетке. Зверь спал, сладко сопя и слегка похрапывая. Володьке очень хотелось разбудить и покормить нового друга, но он решил пока его не тревожить.

Прибежав на следующий день после уроков в сарай, Володя впопыхах забыл прикрыть дверь, и следом за ним прокрались Шарик с Лапкой. Вновь учуяв знакомый запах зверя, собаки подняли неистовый громкий лай – и, о чудо! – Барсик заворочался и, открыв глаза, от испуга забился в дальний угол клетки. Володя быстренько выгнал собак из сарая, а сам побежал в дом, чтобы налить в миску Барсику молока и дать ему сырых куриных яиц. В учебнике паренёк вычитал, что в дикой природе барсуки питаются зёрнами, червями, лягушками и яйцами лесных птиц. Барсик с недоверием подошёл к миске с молоком и вылакал его полностью, а яйцо взял передними лапами при этом сев, ну как человек, на попу, подсунув под себя хвост. Повертев яйцо в лапах, зверь поднёс его к мордочке, надкусив кончик, сплюнул скорлупку и, запрокинув голову, выпил, причмокивая, содержимое. Скорлупу Барсик аккуратно положил к сетке клетки и внимательно уставился на мальчика, словно ждал продолжения обеда. От увиденного фокуса с яйцом Володя расплылся в улыбке и сбегал домой за добавкой. Барсик вновь, аккуратно и не спеша выпил ещё два яйца, а третье унёс в дальний угол и закопал в сено. Не обращая внимания на мальчика, сытый зверь разрыл лапами подстилку и, мурлыкая словно кошка, стал на глазах Володи засыпать.

Дружба Барсика с мальчиком росла с каждым днём. Зверь, увидев Володю, начинал громко сопеть, мурлыкать, иногда даже от избытка чувств начинал повизгивать. Он также выпивал в день по три яйца и по мисочке молока утром и вечером. Любил Барсик и перловую крупу, которую оставлял ему Володя в большой миске, уходя на уроки. Собак барсук уже не боялся и в ответ на лай сам даже слегка повизгивал, словно дразня их; да вскоре и собаки привыкли к нему, лаяли уже не со злобой, а скорее для приличия. Но к весне стал Барсик худеть, видимо запасы его сала в теле стали уменьшаться. Отец, который кормил ежедневно в сарае скотину и с любопытством наблюдавший за жизнью барсука не мог этого не заметить.

– А барсук-то ведь скоро без сала совсем останется, – тихо сказал как-то отец маме, думая, что сын смотрит телевизор и не услышит ничего. – Надо бы зарезать этого Барсика и вытопить хоть остатки сала. Кто знает, как дальше жизнь повернётся, не исключено, что кто-то из нас может бронхитом заболеть или воспалением лёгких. А тут всегда будет лекарство под рукой, ведь барсучье сало – самое лучшее средство от лёгочных болезней.
У Вовки сердце заколотилось, словно в ледяную воду его кинули; дыхание остановилось, а руки затряслись как у пьяницы. Спорить с отцом было не принято в семье, да он никогда и не менял своё решение – сын знал его характер.
– Скоро у Вовки весенние каникулы, давай отправим его в гости к бабушке, а барсука и уберём в это время, чтобы парня не травмировать, – сказал отец молчавшей матери, которая тоже, как знал Володя, перечить ему не смела.

Всю ночь ворочался Володя на своём диване. Отрывочные сны были наполнены страшными картинами окровавленного Барсика, из которого капало сало. До самых каникул жил мальчик, словно сам не свой, каждый день думая, как спасти друга. Ничего путного в голову не шло: унести Барсика в лес – замёрзнет; весна ещё только-только начиналась, по утрам были такие сильные заморозки, что намерзал за ночь прочный наст, по которому поселковые пацаны гоняли на велосипедах. И перед самыми каникулами осенила Володю мысль – вспомнил он, что на поле остался ещё один стог, заготовленный отцом впрок. «Вот если бы поселить до лета Барсика под настил этого стога. Было бы здорово, но как это сделать, чтобы отец не догадался» – думал мальчик. «Придумаю что-нибудь до каникул, а пока надо подготовить «квартирку» Барсику и еды запасти» – решил Володя и на следующий день легко по насту добрался до цели. Разрыв основание стога он раздвинул средние доски настила и высыпал под них захваченный из дома солидный запас крупы. Оставалось только притащить Барсика и запихнуть его под настил.

Наступили каникулы, а Володя так и не смог придумать, как незаметно перетащить друга в стог. Назавтра его отправляли в гости к бабушке, которая жила в райцентре, куда добираться надо было на автобусе. Ночью во сне, как по заказу, мальчик увидел неожиданно для себя очевидное решение, как спасти Барсика и самому не попасть в немилость отца. Родители рано утром уехали на работу, а Володе надо было идти на остановку автобуса, но мальчик вместо этого, взяв мешок и ножницы, побежал, не мешкая, в сарай, где стояла клетка с Барсиком. Недовольный барсук, с боков которого Володя настриг побольше шерсти, был препровождён в мешок. Разорвав сетку клетки, мальчик разбросал на полу сарая клочки барсучьей шерсти и остатки выложил дорожкой по двору в сторону улицы. На лицо была картина разбоя собак. «Пусть лучше попадёт Шарику с Лапкой, чем друга на сало пустят» – про себя повторял Володя, разбрасывая эти улики.

Быстро по насту приволок мальчик мешок с Барсиком к стогу и запихал сопротивляющегося зверя под настил, сдвинув над его головой доски.
– Не ворчи, ничего с тобой не случится. Посидишь здесь до тёплых дней, а там, когда снег сойдёт, выберешься из своего логова, – приговаривал паренёк. – А мне, Барсик, надо сейчас пешком побыстрее до бабушки топать. Так что, прощай друг!

Как и предполагал Володя, вернувшийся с работы отец, увидев открытую дверь в сарай и порванную сетку клетки, да в придачу клочья шерсти на полу и во дворе, пришёл к выводу, что угнали собаки зверя в лес. Понял он, что искать следы барсука на твёрдом насте бесполезно, и, поворчав на бестолковых Шарика и Лапку, ушёл в дом. Приехавший вскоре от бабушки Володя, сделал очень огорчённый вид, когда сообщили ему о побеге Барсика. А в душе появились радость за свободу друга и облегчение, что его, Вовку, не заподозрили в лишении семьи лекарства из барсучьего сала. «Проживём и на таблетках» - мелькнула в голове мысль, но вслух Володя ничего не сказал.

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: Сегодня, 08:08 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19630
Откуда: п. Рудничный
Всё же интересно, что в конечном итоге стало с Барсиком.

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 310 ]  На страницу Пред.  1 ... 27, 28, 29, 30, 31

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Быстрые действия:
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB