Текущее время: 14 ноя 2018, 00:00

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 170 ]  На страницу Пред.  1 ... 13, 14, 15, 16, 17
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 13 окт 2018, 15:30 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 566
Довелось когда-то быть комсомольцем.
Викторина: «Комсомол в искусстве»

1. Кто из этих литературных деятелей работал освобожденным секретарем райкома ВЛКСМ?
П. Белов Василий Иванович;
Р. Шаламов Варлам Тихонович;
С. Астафьев Виктор Петрович;
Т. Рубцов Николай Михайлович.
2. Кто не был лауреатом премии Ленинского комсомола?
Я. Александр Малинин;
А. Алла Пугачева;
Б. Жанна Бичевская;
В. Валерий Леонтьев.
3. Этот артист был секретарем комитета ВЛКСМ ВГИКа.
Я. Николай Николаевич Ерёменко;
А. Чухрай Павел Григорьевич;
Б. Бондарчук Федор Сергеевич;
В. Шукшин Василий Макарович.
4. Из какого стихотворения эти строки: «Знать, оттого так хочется и мне,
Задрав штаны,
Бежать за комсомолом»?
Г. Владимир Маяковский «Молодая гвардия»;
Д. Михаил Светлов «Комсомол»;
Е. Сергей Есенин «Русь уходящая»;
Ж. Василий Лебедев-Кумач «Марш веселых ребят».
5. Он стал первым лауреатом премии Ленинского комсомола. Почетный знак был вручен Юрием Гагариным вдове писателя.
И. Мандельштам Осип Эмильевич;
К. Заболоцкий Николай Алексеевич;
Л. Островский Николай Алексеевич;
М. Волошин Максимилиан Александрович.
6. Что пропущено в цитате: «Самое дорогое у человека – это жизнь. Она даётся ему один раз, и ее надо прожить так, чтобы не жёг позор за подленькое и мелочное прошлое, и чтобы, умирая, мог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире – борьбе за освобождение человечества»?
Ж. Предложение из шести слов;
З. Три знака препинания и шесть слов;
И. Цитата дословная, без пропусков;
К. Девять слов и один знак препинания.
7. Что изменил в оригинале картины «Прием в комсомол» художник Сергей Григорьев?
Л. Убрал букет весенних ландышей со стола;
М. Переместил на край стены картину «Ходоки у Ленина»;
Н. Удлинил юбку у девушки из комитета комсомола;
О. Закрасил фрагмент с бюстом Сталина.
8. В каком фильме о комсомольцах исполняется песня «А годы летят…»?
П. Мы смерти смотрели в лицо;
Р. Добровольцы;
С. Время вперёд;
Т. Прощайте голуби.
9. Как называется гимн ВЛКСМ?
Ц. Комсомольцы - добровольцы;
Ч. Неба утреннего стяг;
Ш. Любовь, комсомол и весна;
Щ. Ленин, партия, комсомол.
10. Кто автор строк: « Песнею, поэмою, трибуною,
Ничего от ближних не тая,
Повторись опять, моя сумбурная,
Юность комсомольская моя.»?
Я. Эдуард Багрицкий;
А. Михаил Светлов;
Б. Анатолий Поперечный;
В. Николай Добронравов.
11. Он сыграл роль Павла Корчагина в фильме «Как закалялась сталь».
Г. Владимир Конкин;
Д. Олег Даль;
Е. Георгий Юматов;
Ж. Николай Олялин.
12. В каком фильме артистка Нонна Мордюкова поет песню «Дивлюсь я на небо»?
Е. Летят журавли;
Ж. Они были первыми;
З. Шел четвертый год войны;
И. Молодая гвардия.
13. Как называется книга о комсомольцах Бориса Васильева?
К. Комсомольский патруль;
Л. Старая крепость;
М. Четвертая высота;
Н. Завтра была война.

Если вы правильно ответили на вопросы викторины, то, сложив номера-буквы правильных ответов, прочтете имя известного комсомольца.


Вложения:
комсомол.jpg
комсомол.jpg [ 65.84 КБ | Просмотров: 473 ]

_________________
Земеля
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 15 окт 2018, 20:00 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 566
Сегодня день рождения М.Ю. Лермонтова, одного из любимых мною поэтов.
Викторина о жизни и творчестве Михаила Юрьевича Лермонтова

1. Место рождения Михаила Юрьевича Лермонтова:
1. Санкт-Петербург;
2. Москва;
3. Киев;
4. Великий Новгород.

2. Из какого произведения Лермонтова эти строки: «Я мало жил, но жил в плену»?
5. Кавказский пленник;
6. Узник;
7. Пленный рыцарь;
8. Мцыри.

3. Из какого стиха Лермонтова эти строки: «Есть грозный суд: он ждёт...»?
9. Пророк;
10. Прощай, немытая Россия;
11. Смерть поэта;
12. В минуту жизни трудную.

4. В каком фильме упоминается памятник Лермонтову?
1. Покровские ворота;
2. Бриллиантовая рука;
3. Формула любви;
4. Джентльмены удачи.

5. Какого персонажа нет в романе «Герой нашего времени?
5. Катя;
6. Вера;
7. Мэри;
8. Бэла.

6. Какое звание у Печорина в романе «Герой нашего времени»?
9. Штабс-капитан;
10. Корнет;
11. Юнкер;
12. Прапорщик.

7. К какой поэме написан этот эпиграф: «Наслаждайся и страдай!
Терпи и смиряйся!
Люби, надейся и верь»?
1. Две невольницы;
2. Джулио;
3. Кавказский пленник;
4. Корсар.

8. Сколько картин Лермонтова-художника сохранилось до наших дней и какой тематики?
5. Сорок картин в духе романтической живописи;
6. Двадцать картин, посвященных в основном теме войны;
7. Пятнадцать картин. Из них семь – портреты;
8. Тринадцать картин, лучшие из которых связаны с Кавказом.

9. Где похоронен Михаил Юрьевич Лермонтов?
9. В городе Пятигорске, где он погиб в дуэли;
10. В селе Лермонтово, где прошли его юные годы;
11. На Новодевичьем кладбище в Москве;
12. На Новодевичьем кладбище в Санкт-Петербурге.

10. Какое стихотворение Лермонтова стало народной песней?
1. Ах, зачем эта ночь;
2. Белой акации гроздья душистые;
3. О, говори хоть ты со мной…;
4. Выхожу один я на дорогу.

Сумма номеров правильных ответов должна быть равна 67. Удачи!

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 19 окт 2018, 18:08 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 566
Осенний тусклый день. Вспомнилось былое.
Русалка Галя
Уж как не хотелось мне ехать одному на рыбалку, но пришлось. Кого только не обзвонил из своих друзей и знакомых – у одного гости приехали, другого жена на картошку отправила, кто захворал, а кто и вовсе с другой компанией укатил. А день июньский замечательный выдался, ветерок небольшой кружит пыль над дорогой, птички щебечут – на природу заманивают. Приехал на реку, быстренько соорудил костерок, чайку попил, накачал лодку и выплыл на любимое место. А, надо сказать откровенно, не так уж их, мест клёвых, много у меня найдено. Скажу поучительно: от того, где ты будешь рыбачить, половина успеха зависит. Рыба в наших краях такая привередливая особа: дай ей и питание хорошее и место где спрятаться можно в случае опасности, да и чтоб поменьше шуму было от нашего брата - человека. Потому и облюбовал я однажды затопленное дерево чуть повыше глубочайшего омута. Все условия для хорошего клева здесь были: и кормежка у задерживающегося возле дерева хлама, и омут, где спрятаться рыбе можно, да и место настолько редко посещаемое, что только однажды старичок с внуком из ближнего села посетил этот омут. Разговорился я в тот раз с дедком о рыбалке, спросил, почему здесь редко кто бывает, вроде и место хорошее, рыбное и от села недалече? Долго дедок мялся да отнекивался, но потом, все же, рассказал, что боятся местные здесь рыбачить, что якобы утопилась в этом омуте девчушка местная от любви горькой и превратилась в русалку. Добавил еще дедушка, наверно чтоб внуку угодить, что тем, кого полюбит русалка эта, клев она посылает немеряный, чуть не сама рыбу на крючок подцепляет. Выслушали мы с другом, со мной в тот раз рыбачившим, это признание дедово внимательно, но выводов поспешных делать не стали. Да, и место это было настолько заманчиво, что никакие байки остановить нас не могли. Бывало и по ночам осенним темным бесстрашно «стучали» мы налимов в этом омуте, донки караулили в тумане ночном. Потихоньку байка эта и позабылась, да и полно у нас всяких баек и легенд местных, разве все упомнишь да проверишь. Но вернемся к моей истории.
Вечерний клев удался на славу, редкая проводка обходилась без поклевки. И если по началу, мелочь частенько сбивала насадку, то через час примерно на крючок стали попадать приличненькие язёнки, некоторые даже по полкило, не меньше. Незаметно солнышко опустилось за береговые кусты, редкий туман окутал окрестности и небольшими островками поплыл над водой, потихоньку покрывая её сплошным покрывалом. Всё, пора на берег, да и клев понемногу прекратился, а вот всплески рыбы, порой даже очень крупной, стали всё чаще и чаще.
Как приятно посидеть у костра, попить чайку ароматного с дымком замешанным. Ночи июньские тёплые, комариные, но к счастью короткие. Так разомлел я от чая выпитого, так на размышления потянуло, но потное тело противилось неге и блаженству, и захотелось мне окунуться в теплой речной водичке, смыть пот да дневную усталость. Но как заноза в голове кольнула – вспомнил я байку о девчушке-утопленнице, да еще и присовокупил сюда клев мой вечерний весьма удачный. Что-то жутковато мне стало, был бы напарник, хоть какой со мной, а то один, как тот «тополь на плющихе» без двух соседей. Утащит русалка на дно, да заобяжет любовником стать… Но, помня свою бесстрашную молодость, когда в одиночку на кладбище на «слабо» хаживал, когда в одиночку темными весенними ночами на току отмечался, так мне стыдно стало за мысли мои трусливые, что в тот же миг, не раздумывая более, шагнул я в воду речную, туманом покрытую.
С каким блаженством плескался я, нырял и плавал кругами по плёсу. Ни о какой девчушке-русалке уж и не думал, с улыбкой вспоминал трусость свою. Вдоволь накупавшись, подплыл к берегу, встал на ноги пока глубоко, чтобы волосы ополоснуть. Но как только сделал первый шаг к берегу – кто-то схватил меня сзади за плечи. С диким криком рванул я к берегу, но этот кто-то крепко держался за мои плечи. На четвереньках вылез я на песчаную отмель, таща кого-то у себя на спине. Не останавливаясь, по-прежнему на четвереньках, протащил я груз свой до костра и с трудом скинул его со своих плеч. И только здесь осмелился я оглянуться на то, что прицепилось ко мне в воде. И вы не поверите, на меня в упор смотрели голубые глаза молодой девушки. С ужасом я отскочил в темноту, но вдруг услышал тихий и нежный девичий голос:
- Не бойся меня паренек, я ничего тебе не сделаю плохого. Посиди со мной, пока туман не рассеялся, а потом отнеси меня обратно. Не с кем мне поговорить да душу излить, а вот уже как двадцать лет длится моё одиночество. Как хоть звать-то тебя молодец?
Не веря ушам и глазам своим, уставился я на девчушку, не могу осознать, что со мной: то ли сон сказочный вижу, то ли явь сказочная ко мне явилась? Но и молчать как-то неудобно, вроде не вежливо с моей стороны не вступить в разговор.
- Володей меня зовут. А к тебе, как обращаться?
- А меня Галей зови, так меня в жизни земной нарекли. Частенько тебя на омуте этом вижу, ты не из села ли здешнего, может, знаешь, что про родных моих?
- Нет, Галина, приехал я из города. А про тебя дедушка тут один нам рассказывал, да не поверил я в тот раз ему, да и сейчас, если честно, не верю, что это ты перед моими глазами. Не призрак ли меня посетил, не видение ли это? – сказал я и тут же пожалел о словах своих неуместных.
- Не скажу точно, видение ли это, не знаю, но только вот уже двадцать лет как живу я в подводном царстве, если можно так назвать мое жилище. Уж, каким образом живет мое тело под водой, то мне неведомо, но и в тумане влажном могу я жить, вот побуду с тобой до утра. А там уж опять придется во мглу водную погружаться. – задумчиво с тоской сказала Галя и продолжила свой рассказ. – Тебе наверно дед Семен обо мне рассказывал? Он изредка приходит сюда рыбачить, но я стараюсь ему не показываться, боюсь, что сердечко слабое его не выдержит общения со мной. Несколько раз пыталась я вступить с односельчанами моими в разговор, да только печально всё это заканчивалось. В конце концов, прокляли люди этот омут и перестали вообще сюда ходить на рыбалку.
- Ну а как ты решилась жизнь свою молодую загубить, что за горе-печаль тебя на это подвигло? Есть еще пара часов до утра, поделись, Галя, легче, может, станет душеньке твоей горемычной? – с большой жалостью и с немалым интересом обратился я к гостье незваной.
- А история моя короткая будет и обычная, ничего нового ты, Володя, не услышишь. Таких историй по Руси с испокон веков полна коробушка. Несчастная любовь меня в омут толкнула, предательство дружка моего ненаглядного. Уж как любились мы с ним до его службы пером не описать, вечер друг без друга провести не могли. Со школьной скамьи, как говорится, любовь наша началась. Да и потом, хоть и учились в городах разных, но письма скрашивали разлуку, а на выходные да праздники, приехав в село родное, уж наглядеться друг на друга не могли. В каникулы на танцах вместе, днем по ягоды всей толпой, по грибы, на речку – везде вместе. А вот уехал в армию, писать всё реже и реже стал, писал, что служба времени не оставляет на дела личные. Верила я ему, как себе, верность хранила. Ни на минуту не сомневалась в любви его. Написал он потом все-таки, что полюбилась ему там другая, да я всё надеялась, что с тоски это у него, от дальности от меня. До последнего надеялась, а уж когда он с молодушкой в село заявился – не вынесла душа моя, оттолкнула я лодку от берега, да и скрыл меня омут в водах своих глубоких.
Долго молчали мы у костра потухшего, о чем говорить было дальше ни я, ни Галя не знали. Туман стал рассеиваться, отнес я Галю в воду речную. Махнув рукой на прощанье, скрылась она в глубине омута. Постояв немного, собрал я лодку и снасти, в задумчивости посидел на берегу, глядя на водовороты, которыми отмечала река глубину омута, и собрался домой. Не знаю почему, даже объяснить себе не в силах, но больше я на том омуте не рыбачил.

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 22 окт 2018, 16:56 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 566
Сегодня день рождения Бунина. Люблю его "Темные аллеи". Может есть и среди вас любители литературы? Проверим себя?
Викторина: Жизнь и творчество Ивана Алексеевича Бунина

1. Где родился И.А. Бунин?

1. Санкт – Петербург;

2. Москва;

3. Тула;

4. Воронеж.

2. Какое событие произошло в жизни Бунина после революции 1917 года?

1. Получил Нобелевскую премию в области литературы;

2. Сыграл роль Гамлета по предложению К.С. Станиславского;

3. Эмигрировал во Францию;

4. Привел в семью любовницу, начинающую поэтессу Галину Кузнецову.

3. Как распорядился Бунин Нобелевской премией?

1. Поделил её между вдовами А.П. Чехова и Л.Н. Толстого;

2. Вложил её в антифашистскую деятельность;

3. Раздал русским эмигрантам по их письменным заявкам;

4. Издал на эти деньги сборник «Темные аллеи».

4. Какие из перечисленных строк принадлежат Бунину?

1. Молчат гробницы, мумии и кости – Лишь слову жизнь дана…

2. Если тронуть страсти в человеке, то, конечно, правды не найдешь.

3. Выдержать славу очень трудно, в особенности позднюю.

4. В семейной жизни главное – терпение… Любовь продолжаться долго не может.

5. Кого считал своим главным кумиром и учителем Бунин?

1. Пушкина А.С.;

2. Чехова А.П.;

3. Иван Алексеевич в своей жизни руководствовался правилом: «Не сотвори себе кумира»;

4. Толстого Л.Н.

6. За какое произведение получил Бунин Нобелевскую премию?

1. «Жизнь Арсеньева»;

2. «Господин из Сан-Франциско»;

3. «Митина любовь»;

4. «В Париже».

7. Какие строки не принадлежат Бунину?

1. Жизнь – не более, чем дорога к смерти.

2. Препятствия делают жизнь;

3. Всякая любовь является счастьем, даже если она безответная.

4. О счастье мы всегда лишь вспоминаем. А счастье всюду.

8. Из какого произведения Бунина эти слова: «Кругом шиповник алый цвёл…»?

1. «Натали»;

2. «Грамматика любви»;

3. «Темные аллеи»;

4. «Таня».

9. Какой из этих романсов написан не на стихи Бунина?

1. «Разлука»;

2. «Хризантемы»;

3. «Ночь печальна»;

4. «Настанет день – исчезну я».

10. Где похоронен Иван Алексеевич Бунин?

1. Во Франции, где он прожил половину жизни;

2. По завещанию в имении Озерки (ныне Липецкая обл.);

3. В Санкт-Петербурге на Волковском кладбище;

4. В Москве на Ваганьковском кладбище.

Сумма цифр-номеров правильных ответов = 21

Успехов, друзья!

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 26 окт 2018, 23:12 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 566
Тайна старого храма

Уронила жена моя сережку в бане. Да как в той сказке – не простую, а золотую. Случайно мочалкой зацепила, а застежка, видать, слаба оказалась – только стук сережки обо что-то металлическое услышала она на прощанье. А металла в нашей бане немеряно: тут и печка металлическая и колода на ней, две фляги на полу, да и тазики не из пластмассы сделаны. В придачу щели в полу – две серёжки, сцепившись, проскочат. Одним словом – искать да искать. Два выходных потратил я из-за этой сережки: пол разобрал полностью, всю землю под полом чуть не просеял – нет, как и не падала с уха. Жалко - подарок все-таки мой был на день рождения. Повздыхали, повздыхали, да и смирились.

Но утрата эта засела у меня в голове как заноза: в баню зайду, так тут же прикидываю – по какому пути улетела серёжка, где вероятное ее пребывание? Месяц прошел, а маета только усилилась. Уж не столь сережку жалко, сколь загадку эту разрешить необходимость возросла. По ночам сниться даже стала сережка эта. «Нет, так дело не пойдет, так и свихнуться недолго» - подумал я, проснувшись утром с тяжелой головой. «Надо зятю звонить, есть же в друзьях у него «черные копатели», как сейчас модно стало называть любителей покопаться в земле, поискать монеты старинные. А что за копатель без металлоискателя? Вот этим прибором сережку точно найдем, и спать спокойно буду» - обдумал я тот единственный способ найти пропажу и покончить с этой навязчивой манией.

И вот вновь вскрыт пол в бане, но импортный металло-искательный аппарат молчит как тот Герасим, муму утопивший. Но тот хоть мычать умел, а тут ни писка, ни мычания, только лампочка зеленая равнодушно подмигивает.
- Может, неисправна машинка твоя или батарейки сели? – спрашиваю Серегу.
- Да вроде ничего про батарейки не говорили, а прибор, наоборот, так нахваливали, сказали – лучшая модель, на глубину метра металл показывает.
- А давай Серега в другом месте проверим машинку твою – предлагаю зятю, в душе понимая, что не в машинке дело, что уплыла, наверно, сережка с водами мыльными в какой-нибудь подземный ручеёк.

И вспомнил я в этот момент историю одну, в жизни моей приключившуюся. Довелось мне в годы молодые по причине безденежья пахать с другом огороды лебедкой. Однажды в Екатерине, в известном всем дачном поселке, стали пахать мы огород знакомой моей старушке, которая сходу попросила убавить глубину вспашки. Удивительно нам с другом стало – все наоборот просят, поглубже вспахать, а тут на тебе: прихоть какая-то непонятная.
- А поясни-ка, Петровна, что за причина желания твоего необычного? – удивившись, обратился я к старушке.
- Желание моё легко объяснимое. Скажу я вам по секрету: вот тут, на моем огороде стояла церковь Екатерининская, в тридцатые годы с лица земли стертая. Стены-то стерли, а фундамент не сумели, да и не сочли, наверно, нужным силы тратить. Им, тем бедолагам, власти сказали церкву сломать, а кирпич на завод перевезти. Что на поверхности было, забрали, а остальное бросили. Мы с дедушкой, царство ему небесное, земельки навозили на место это с бугорка ближнего и огородик неплохой получился. А что земельке зря пропадать, тут хоть польза какая. А по секрету говорю вам об этом, что не хочу внимания привлекать к участочку своему. Нету церкви и нету, нечего и вспоминать без надобности. В городе вон, какая красавица стоит да глаз людской радует, а про эту уж полностью забыть пора.
И действительно, хоть мы и убавили глубину вспашки, но слышно было, как плуг несколько раз с характерным звуком скреб по какому-то твердому основанию, да и пару кирпичей красных за пахоту зацепили и на поверхность извлекли.

Рассказал я зятю об этой старинной церкви разрушенной. Смотрю, загорелись азартом глаза Сереги, хоть сейчас готов в историю окунуться. Пришлось охладить немного пыл его, пояснить, что неплохо бы разрешения у Петровны спросить на огороде её покопаться, не принято у нас вот так самовольничать. Не откладывая дело на завтра, купил я конфет шоколадных да сушек-баранок и пошел в гости к Петровне. Старушка разволновалась, встретив гостя, видно тяжело в одиночестве старость коротать. Не стал торопить я события, попили мы с Петровной чайку душистого с мятой, как старушки наши любят, заваренного, с конфетками вприкуску. Слово за слово – вывел я старушку на тему церкви разрушенной, на её участке похороненной.

- Сама-то я её плоховато помню, девчушкой была, когда разломали её. Жила я, ведь, в то время в селе Екатерининском, где сейчас дача моя находится. А судьбу той церкви помню по рассказам деда моего, который сам молодым в её строительстве участие принимал. Построили её на месте одной из двух сгоревших деревянных церквей. Ведь на месте села моего монастырь в стародавние годы был. Место это святым считается, его сам преподобный Трифон открыл для христиан русских. В шестнадцатом веке это было. В молодые годы шел он из города Чердыни Пермской через Кай-городок в Хлынов, куда зов его божественный направил монастырь воздвигнуть. И вот в месте этом, на берегу Вятки, отдохнуть ему довелось, да воды из родника попить. Вода та целебной оказалась и по воле Трифоновой сподвижники его монастырь здесь поставили. Великие дела творились здесь, починки кругом возродились, хлебопашество и охота, животину всякую работники монастырские и крестьяне, к монастырю приписанные, держали в числах огромных. К роднику исцеляться вся округа сходилась, даже уральский царь Демидов сына лечить привозил. Проходил через земли монастырские путь из Москвы в Сибирь через Кай-город. Переправа через реку да постоялый двор доход немалый приносили. Расцвет монастыря такой был, что власть его на три нынешних района исходила. Но как открыли иной путь в Сибирь через южные края, стал зарастать тракт Екатерининский, монастырь приписали к другой волости, а потом и вовсе упразднили. Крестьяне починки покинули и создали на месте монастыря село Екатерининское. А уж перед войной и храм монастырский изувечили. Всё ценное да значимое пожгли и разломали, да только немного ценного досталось варварам: с десяток икон, да утвари церковной немного. Все иконостасы пусты были к приходу варварскому, даже паникадило сняли заранее. Наверно, люди добрые и во властях в то время были, они и предупредили видно батюшку. А вскоре без храма и село опустело.

Выслушав рассказ Петровны, загорелось у меня желание прикоснуться к истории этой древней. Не скрывая замыслов наших, честно рассказал я старушке о планах моих поискать что-нибудь интересное на её огороде, на месте бывшего храма, благо осень на дворе, вреда от нас не будет никакого. Пообещал ей вспахать огород весной за беспокойство, на том и порешили. Серега дожидался меня с нетерпением, готов был немедленно в путь отправляться. Но охладил я его пыл, сказав, что пока соберемся, пока доедем до дачного поселка – уж и вечер наступит. Кое-как уговорил зятя отложить поиски до утра, а сейчас пока начать подготовку к завтрашнему похождению. Собрали мы необходимый инструмент: пару лопат, ломик, батарейки новые купили в металлоискатель.

Вечером засел я за компьютер и столько информации для себя открыл новой в дополнение к рассказу Петровны, что в задумчивость впал немалую. Оказалось, по данным интернета, что еще один раз посетил Екатерининский монастырь преподобный Трифон. А случилось это вскоре после того, как одурманенные алкоголем монахи изгнали его из Хлыновского монастыря. В обиде на них ушел святой Трифон в Соловецкие земли, где вознаградили его единоверцы иконами дорогими и драгоценностями со средствами денежными для поддержки монастыря Богоявленского в городе Слободском, Трифоном также основанным. Однако в Слободской преподобный Трифон пришел налегке, как свидетельствуют исторические документы. Выходит, что большую часть икон и денег с драгоценностями отдал он на нужды Екатерининского монастыря и не исключено, что в виде клада хранятся эти богатства где-то на землях монастырских, а возможно и там, куда мы на завтра путь свой наметили. Не стал я Серегу посвящать в свои рассуждения о предполагаемом кладе, дабы не начал он завтра горячку пороть, да поспешность проявлять излишнюю. Всю ночь я ворочался с боку на бок - всё Трифон Вятский с котомкой, набитой драгоценностями, в глазах моих маячил, только под утро забылся беспокойным сном.

На счастье наше день выдался хмурый, но дождика не намечалось. Лишних глаз хоть не будет на соседних дачах, никто смущать не будет. Включил Серега аппарат, замигал огонек на нем зеленый, и не успел зять сделать и пары шагов, как раздался громкий писк и заморгал красный огонек. Сердце мое заморгало вслед за ним, да забилось в радостном предчувствии. Через минуту под штыком лопаты послышался металлический стук, а через мгновение в руках у меня был колосник от печи. Слегка разочарованные продолжили мы поиски сокровищ Трифона. Но, как ни странно, ничего кроме пары деталей печных до обеда не удалось извлечь из недр земных. И уже без всякой надежды продолжили, подкрепившись чаем из термоса да парой пирожков, свои поползновения на халявную наживу. Уже ближе к вечеру, перешерстив весь участок, предложил я зятю проверить землю под самим садовым домиком. Под крыльцом домика аппарат взревел непрерывным писком, красная лампочка так и пыталась закричать: «Есть металл! Много металла!». Прибор показывал на глубине полуметра массивный металлический объем, но почему-то растянутый по площади.

Недолго думая, крыльцо было разобрано нами, благо крыльцом эти ступеньки и небольшую площадку перед входной дверью назвать можно было с большим натягом. Лопатами сняли слой земли, и к изумлению очей наших предстала окованная железом крышка люка. С большим трудом открыли мы её и, не веря глазам своим, обнаружили вход в подземелье. Однако желание незамедлительно спуститься в этот подземный ход, почему-то ни у меня, ни у Сергея не возникло.
- Ну что, зятек, рискнем? – обратился я с вопросом, а скорее это было предложение.

Продолжение следует.

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 28 окт 2018, 22:45 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 566
Тайна старого храма
Продолжение

- Ну что, зятек, рискнем? – обратился я с вопросом, а скорее это было предложение.
- Какой вопрос? Мы для чего тогда сюда приехали, для чего с утра весь огород перелопатили – ради кучи металлолома? – с явной бравадой ответил мне Сергей, но ясно было по его виду, что, лезть безрассудно в подземелье, у него тоже большого желания нет.
- Ладно, уговорил. Но только я шурину позвоню, что если через полчаса от меня повторного звонка не будет, пусть звонит в службу спасения. Хотя, Серега, без экскаватора никакая служба нас не извлечёт из плена земного.
Позвонил я все-таки шурину, объяснил коротко, где нас искать в случае отсутствия звонка повторного. Но естественно, как я и предполагал, сказал он, чтоб перестал я прикалываться и выключил мобильник. Поняли мы, что подмоги ждать неоткуда.
- Ты полезай тестюшка первым, ты уж пожил, тебя не так жалко будет, - с жутким юмором съязвил зятёк. А он прав был: вдвоем лезть в неизвестность – верх безрассудства. Но мог ведь, как-нибудь поласковее меня «на тот свет» спровадить, родственником ещё называется. А обижаться уж некогда было.

Вечерело. Небо и так целый день было серо-свинцовое, а теперь и вовсе свинцово-фиолетовое стало, ветерок поднялся, зашумели деревца дачные. И так на душе жутко, так тут ещё природа жути подкидывает. Но делать нечего – включив фонарик на мобильнике, начал я спускаться по трухлявым ступеням в «преисподнюю». По мере удаления от спасительного люка страх липким потом проявлять себя начал. Через десяток ступеней высветил я, что это не подземелье, а начало подземного хода, направление которого было в сторону реки.
- Серега! Тут не подземелье, тут ход подземный. Я попробую по нему пройти немного, вроде стены крепкие, правда, тесновато очень. Давай-ка я тебе по мобильнику отзвонюсь, когда немного по ходу пройду, - крикнул я зятю, лицо которого смутно было видно в отверстии люка.- Ты только не кипишуй, если звонка не будет, может просто связь прервется.

Пройдя несколько метров, в нос мне ударил запах плесени, под ногами почувствовался мягкий слой вековой пыли. В свете фонарика стены и свод выглядели довольно крепкими, только в некоторых местах видны были вывалившиеся кирпичи. Удалившись на десяток метров, позвонил я Сереге, он ответил. И в тот же момент на душе появилось спокойствие, и более уверенно шагнул я в неизвестность. Однако уже через десяток метров путь мне преградила сплошная стена. Разочарование быстро овладело мною – стоило ли ради десятка метров подземного хода так рисковать, ведь если бы обвалился свод этого подземного хода – бесплатная могила тут же мне бы нарисовалась. «Но зачем-то этот ход сделали, не от безделья же столько земли вынули да стены и своды кирпичом выложили?» - задал сам себе я вопрос. Не найдя ответа своему вопросу, прошелся я вновь по ходу в надежде отыскать какую-нибудь потайную дверь, руками чуть не каждый кирпич проверил, но ничего не обнаружил и, только вернувшись, неожиданно возле тупиковой стены на своде обнаружил неприметную дверцу, обмурованную снизу кирпичом. Попытка открыть её окончилась неудачей: во-первых высоко, а во-вторых вес крышки для меня был неподъёмен – только слегка приоткрыл её. Звоню зятю:
- Серега, есть продолжение хода куда-то вверх, но крышку поднять не могу, сил не хватает. Лезь сюда, поможешь.
Слышу – пыхтит Серега, по ходу протискиваясь. Вдвоем мы сумели крышку поднять вертикально, открыть её полностью что-то не позволяло, вероятно, какая-то стена была рядом. Темнота вверху была устрашающая, луч фонарика уходил вверх, ни во что не упираясь.
- Оставайся внизу, а я все-таки попробую пролезть наверх, что-то там ведь должно быть? - сказал я зятю, правда, уже без особого энтузиазма. Уж, так мне расхотелось лезть в очередную неизвестность, но лукавый опять нашептал на ухо: «Не забывай про котомку Трифонову, драгоценностями набитую».

Встав на сложенные лодочкой ладони зятя, я до половины тела вылез из люка. Опершись руками на его обрамление, резким рывком выбросил тело на поверхность и в бок. Но, как по воле судьбы-злодейки и по извечному закону подлости, ногой зацепил крышку люка, которая мгновенно с глухим стуком закрыла мне выход. С ужасом взглянул я на то место, где только что была моя свобода – теперь моему взору предстала лишь узенькая шелка в полу по контуру крышки. Никакого кольца, никакой ручки не было, ужас, не покидавший меня с той поры, как начал я спускаться в «преисподнюю», усилился до предела. Благим матом заорал я Сереге, оставшемуся внизу, чтобы он бежал за подмогой, что помочь ему в открывании крышки не могу. Но ответа от него не услышал, видимо слой земли не пропускал голос. Вспомнив про мобильник, лихорадочно стал звонить зятю, но только после третьей попытки к ужасу своему обнаружил отсутствие связи. «Вот влип, так влип…» - безостановочно забилась в мозгу жуткая фраза.

Однако желание еще немного потоптать землю родную охладило меня, собрав, как говорится, волю в кулак, стал я осматривать в тусклом свете фонарика окружающую действительность. Понемногу картина стала проясняться: понял я, почему луч фонарика, из подземного хода мною направляемый, ничего не высвечивал – уходил луч оказывается под своды купола церковного. То, что я вылез в церковный храм, было однозначно и, причем в храм действующий, да ещё и деревянный. Глаза мои привыкли к полумраку, и вся красота храма предстала перед моими глазами. Особо привлек моё внимание богатый иконостас с иконами Рублева «Троица» и «Вознесение». Много еще икон украшали его, но не силен я в их познании. Не спеша, в моё сознание, пришло жуткое осознание, что попал я в храм Екатерининский, но только в 16 век. Иного объяснения своего положения я не в силах был придумать. Как это произошло и как мне теперь назад вернуться – это была загадка с десятью неизвестными. Вспомнил я тут и Ивана Васильевича с Шуриком, и Шварценеггера с его походами во времени, даже «Назад в будущее» припомнил. Но все эти похождения во времени были вымыслом сценаристов, а вот кто мой сценарий придумал, я тому бы… Жаль, что печатное слово не может передать все эмоции и чувства, закипавшие в душе моей. Но как-то надо было время скоротать, пока Серега подмогу организует, пока крышку люка в жизнь мою прошлую откроют. Ничего лучшего не смог я придумать, как в престол, в алтаре установленный, спрятаться. Да и по стародавней своей привычке задремал в бессилии что-либо изменить в судьбе своей.
Очнулся я неожиданно для себя от слов проповеди невидимого священника. Проделал я ножиком отверстие в тканевой накидке престола и взглянул на волю. Представшая перед глазами картина сковала мои волю и мысли. Перед моим взором стояла толпа людей, по одежде которых я понял, что это паства монастыря. Половина из них была в рясах, остальные были одеты в старинные одежды, название которых мне было неизвестно. И тут дошло до меня всё ничтожество моего положения, но что и можно было предположить в таком критическом положении – в носу у меня стало нарастать щекотание от пыли, которую я поднял, доставая нож и ковыряя дырку в накидке престола. Пояснять далее нет смысла - как я не крепился, но только от этого ещё громче раздался мой чих, от которого в церкви установилась такая тишина, про которую говорят – слышно, как комар пищит. Но через несколько мгновений был я вытащен монашеской братией из-под престола, руки связали мне веревкой и вытащили из церкви. И тут представил я всю картину в очах паствы увиденную: из престола извлекают демона в камуфляжной одежде, в берцы обутого, в темных очках и бейсболке защитного цвета, козырьком назад одетую.

- На кол демона, на кол!!! – кричала толпа, отошедшая от первоначального шока. Монахи, держащие меня, с трудом сдерживали обезумевших от страха прихожан. Я уж, грешным делом, подумал, что разорвут они меня сейчас на части составляющие, и не видать мне более жены моей с одной сережкой в ухе. Но вдруг толпа затихла – к нам шел пожилой монах, по одежде, однако, беднее всех одетый. И тут я узнал в нём преподобного Трифона, по картинкам в интернете виданного.
- Отколе мужь еста? – обратился Трифон ко мне, приказав монахам отпустить меня.
С трудом стал вспоминать я старославянские слова, но кроме тех, что слышал от Ивана Васильевича в одноименном фильме, ничего в памяти не всплыло. Изрёк я на свой страх и риск:
- Отпусти меня преподобный Трифон, вреда я вам не причиню, уйду восвояси вскорости.
Отколе мужь еста? – вновь строгим голосом спросил Трифон.
И тут не удумал я ничего лучше, чем показать пальцем на землю. Толпа вновь как взвопит:
- Демон! Демона на кол!
Поднял руку вверх Трифон, толпа затихла. Уж не скажу точно, как сказал Трифон волю свою, но только по некоторым словам понял я, что заменил он кол на отрубание головы. «Да уж,- думаю про себя,- спасибо Трифон, удружил, облегчил смерть мою нежданную».

Толпа криками подзадоривает палача, который играючи, словно в «Полтавской битве» подкидывает топор и ловко перекидывает его из руки в руку. Положил я голову на плаху, но заметил, что за местом казни со стороны реки нет никого. «Так – думаю – как только поднимет палач топор, так я и спрыгну с помоста в сторону и рвану на реку. А там уж как судьба улыбнется. Должен же, наконец, Серега с подмогой подоспеть, в храме к счастью нет никого. Отвлеку монахов побегом на реку, а сам постараюсь в храм улизнуть. И вот, напрягши все свои мускулы, увидел я, как поднял палач топор. Толпа мгновенно затихла. «Всё, пора!» - крикнул я себе и, сколь было мочи, прыгнул в сторону с плахи.

Крепко же я приложился лбом об пол, свалившись с дивана. Искры в голове только через пару минут затихли. А вот пока они затихали, все образ Тихона стоял перед глазами, и говорил он властным и убедительным голосом:
- Не тобой потеряно, не тобой и найдено будет!
Лег я вновь на диван, попытался ещё подремать, но какая уж тут дрема – всё в глазах поисковое мероприятие прокручивалось. Серегу я утром отговорил на поиски ехать, сославшись на здоровье, но сон свой вещий не стал ему рассказывать. В то воскресенье приготовили мы шашлыки на даче, в баньке помылись, а вечером Серега домой уехал.

А серёжка? А серёжка нашлась через месяц. Она, оказывается, ударилась о внутреннюю стенку колоды с горячей водой и благополучно утонула в ней. А когда я решил вылить всю воду из колоды, чтобы промыть дно, блеск золотой мелькнул перед глазами, и сережка обрела своё законное место на ухе жены.

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 02 ноя 2018, 21:56 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 566
Переселение душ.
(Уточненный вариант, более правдивый)

Поужинал, сел в кресло у компьютера, хотел в шашки поиграть, но так что-то в сон сморило, глаза так сами собой и закрываются. Пока жена на работе во вторую смену, дай, думаю, вздремну немного. Облокотился на стол, подпёр голову руками, закрыл глаза, и приготовился вкусить сладостей Морфея. Только задремал – слышу, кто-то буквально в метре от меня шумно дышит, покряхтывает - какой уж тут сон. Приоткрыл глаза – ба! Старый знакомый нарисовался – голова инопланетная под кличкой Немо.

- Привет, Палыч! Уж извиняй, что вздремнуть не дал. Время поджимает, командировку выдали мне краткосрочную на планету вашу, а дел поручили столько, что боюсь, не уложусь в выделенный срок, - вступил Немо в контакт.
- Ну, здравствуй, пропащая душа. Уж не думал, что доведется вновь свидеться. Ведь почитай как год прошел с того времени, когда ты в гостях у меня был. Какие напасти приволокли тебя вновь в мир наш грешный? Неужто надумали души ваши инопланетные в сущность телесную вселиться?
- Почти угадал, Палыч. Есть подобное желание, но только без всех этих ваших конституций, демократий и религиозных причуд. По другому пути идти мы решили, изучив ошибки вашей цивилизации. Планета наша, как я тебе говорил давеча, почти не отличается от Земли. Вот и решило наше сообщество, проверить, комфортно ли будет, заселив души в подобные вашим тела, жить на нашей планете? Решить то решили, да одно дело продумать, а другое – опробовать задуманное. Вот и потребовалась, Палыч, твоя помощь, как представителя земного сообщества в решении нашей задачи.

- Давай тогда, Немо, подробно изложи, в чем она, помощь эта, заключаться будет, а уж после этого я решу, давать ли свое согласие, - ответил я, подозревая, что могут втянуть меня экспериментаторы инопланетные в такую авантюру, что мало не покажется.
- Да я и предполагал, что придется тебе выложить весь наш план до мельчайших подробностей. Скептик ты великий, по прошлым встречам помню. Что ж, попробую изложить тебе коротко план наш, а потом уж на созревшие твои вопросы отвечу. Есть у нас задумка, Палыч, перетащить твое тело и сознание на нашу планету. Но успокою тебя сразу – не само тело, а его копию, один в один. Для этого создали мы переносной сканер «3Д», наподобие вашего земного томографа. Только ваш томограф, сканируя тело по многочисленным плоскостям, делает снимки, а наш 3Д делает разбор тела на атомы и перекидывает информацию на 3Д принтер, установленный на нашей планете. Принтер по полученной информации из набора атомов «лепит» на нашей планете, аналогичное земному, тело. Это я грубо и утрированно объяснил тебе весь процесс создания копии твоего тела, но принцип, я думаю, ты понял. Таким образом, здесь на земле твое тело остается в целости и сохранности, а на нашей планете появляется идентичная копия.

- Ладно, как появится моя копия, это я могу допустить, но копию души-то вы сделать не в силах, ее-то ведь скопировать невозможно, она же не из атомов состоит? – ошарашено спросил я Немо.
- Вот тут ты прав, Палыч, на все сто - не можем. Но нашелся у нас один, как вы называете, Левша, который изобрел нейронную ловушку для животворящего начала человека и разработал способ перекидки этого начала, души, то есть, по-вашему, в копию тела. Таким образом, на Земле останется уже не Человек, а только тело, точнее его копия. Настоящий же Человек, обладающий телом и душой, появится на нашей планете. Вот такую почетную роль посланца на планету Зея предстоит выполнить тебе в случае твоего согласия, - с умоляющим взглядом, поведал мне Немо.
- Не понял, дружище? А тело, которое останется на Земле, которое мне принадлежит, или принадлежало, уж не знаю, как и сказать, оно, что, погибать останется? Ведь животворящего начала в нем уже не будет, значит, оно превратится в мертвое? - в полном ошеломлении задал я главный для себя вопрос.
- Не переживай, Палыч, мы и этот вопрос проработали, тоже беспокоил нас этот нюанс. Придумал наш Левша искусственный заменитель души, который будет поддерживать жизнь клеток оставшегося тела без пищи и кислорода. Известно ведь тебе, что на вашей планете есть люди, которые не потребляют пищу, а энергию для жизни тела получают от Солнца, они так себя и называют – «солнцееды». Вот по похожему принципу и работает этот приборчик - жизнеобеспечитель. Это миниатюрная капсула, наподобие ваших лекарственных. Тебе достаточно будет ее проглотить, и приборчик будет поддерживать в течение месяца жизнь клеток твоего родного тела без дыхания и сердцебиения. Ну, решайся! Ведь в случае удачного эксперимента, ты и вся твоя родня станете первыми жителями далекой счастливой планеты, И ещё, кстати, не твои разве коллеги по ПП мечтают: «А, может, придет новое хорошее время и будет создана другая планета, с другим названием, но ведущая всех живущих в стране к процветанию, радости и добру. Хочется верить, что время созидания всё же наступит»? Вот и протори дорогу землянам в счастливое будущее.

Выслушав заманчивые перспективы, призадумался я крепко. Страх неизвестности и желание счастья землянам, начали борьбу в моем мозгу. Неплохо бы было создать новое общество на другой планете, потому что на этой уже дело к финишу подходит, раз пять уже только конец света предсказывали, когда-то же должно предсказание сбыться. Да и без конца света Земля уже погрязла в проблемах и бедах. Земляне уже сейчас не могут поделить остатки ресурсов и территорий, отягощены конфликтами и войнами, обложили друг друга санкциями и всевозможными запретами. Общество разодрано межнациональными и межрелигиозными конфликтами, падение нравов и потеря традиций, вседозволенность и распущенность – вот реалии земной жизни. Опять же с другой стороны – а как произойдет какой-нибудь сбой, вдруг да откажет приборчик, да помрет мое тело, куда душа вертаться будет? Придется одному куковать на чужой планете, пока остальных землян не перетащат коллеги друга моего Немо. Точно роль Адама играть буду там, но вот обида - без Евы. Ну и опять же прикинул: пожил я немало, вроде больших перспектив впереди не маячит, окромя болезней да немочей – почему бы и не рискнуть?

- Банкуй, Немо! Даю согласие на переселение, но только на пару часов земного времени. К возвращению жены с работы чтоб был я в первоначальном виде, уговор? – сказал я, а у самого кошки на душе заскреблись, сомнение в благополучном исходе авантюры стало нарастать стремительными темпами.
- Только, Палыч, делай всё, как я скажу, и никаких собственных инициатив, договорились? Сейчас помощники мои доставят сканер, нейронную ловушку и капсулу, только ты не обращай внимания на их внешность – они
материализовались для конкретной работы, всяческие рты да уши им ни к чему. Пойдем с тобой на лоджию, там оставим на полу твое тело, и для спокойствия твоей души снабдим его датчиками визуального наблюдения и слуха, сигналы от которых душа твоя будет принимать, находясь на нашей планете.
Услышав такие подстраховки, взбодрился я и уже безо всякого страха принял наступающие события. А они начали так стремительно развиваться, что я только рот открыл от удивления. Внезапно, ниоткуда, на лоджии появились три существа, то ли на роботов похожих то ли на сказочных чудовищ. Одно из них вручило мне капсулу, которую по распоряжению Немо я незамедлительно проглотил, тут же запищал, заморгал огоньками аппарат – сканер наверно, только и успел я подумать, как уже очутился на необычной солнечной поляне.

Под ногами пружинил изумрудно-зеленый травяной ковер, вдыхаемый воздух был с необычным, явно не земным запахом, небо над головой отливало чистейшей голубизной, плыли по нему белоснежные облака. Рядом со мной в воздухе повисла голова Немо, выдавшая распоряжение:
-Так, Палыч, не теряя времени, начинай делиться своими ощущениями, своими соображениями, Все, что ты скажешь, я запишу на диктофон. Но сначала скажи, есть ли сигнал с Земли от датчиков твоего тела?
- Вижу потолок лоджии и слышу шум уличный, - отвечаю ему с чувством полного удовлетворения.
- Отлично. Начинай наводить критику на природу нашу и выдавай мысли о возможности жизни.
Сказать честно, ничего необычного на Зее я не заметил. Планета как наша Земля, но только ничего живого вокруг не было, ни несчастных мушек с комарами, ни рыбок в воде, уж, не говоря о птицах и зверьках. Безжизненная планета своей тишиной нагнетала на меня уныние и разочарование. Представив, сколько сил надо вложить, что бы здесь началась полноценная жизнь, я понял, что уж лучше навести порядок на Земле, чем начинать всё с нуля на далекой и чуждой планете.

- Скажу я тебе честно, Немо, никто из моего племени землян сюда не захочет переселяться. Зверей и всякую прочую живность вы сможете здесь развести в изобилии, но человек не зверь, ему помимо телесной пищи нужна еще и духовная, недаром есть на земле выражение: человеку для полноценной жизни надо «Хлеба и зрелищ». Еды здесь навалом, а вот духовных благ цивилизации, к которым привыкли люди на Земле, нет, да и вряд ли они появятся в ближайшем будущем. Если же появится у твоих соплеменников бестелесных возродить здесь телесную ЖИЗНЬ своих душ, флаг вам в руки. А землян сюда, это моё мнение, вряд ли затащите добровольно. Да и о какой жизни, отличимой от земной, может идти речь. Перетащенные с земли тела с душами будут наделены теми же земными пороками: завистью, жадностью, ленью и всеми прочими атрибутами душ человеческих. Утопия это, Немо, - от перемены места жительства ничего не изменится, через пару десятилетий и вашу планету загадят, точно такие же земные распри и преступления здесь начнутся, уж поверь мне. Так что, давай, уважаемый, готовь аппараты свои и перекидывай душу мою обратно в моё тело земное, пока жена с работы не пришла, да не нашла на лоджии тело мое безжизненное. А сам я пока пару часиков погуляю – когда еще шанс такой выпадет, на чужой планете побывать. Поел ягод, пару яблок сгрыз, водички чистейшей попил. Красота! Немо, однако, куда-то пропал, в контакт не вступает. Волноваться я что-то начал – уж солнышко к зениту подошло, пора бы и назад возвертаться – ан, нет никого. Зову мысленно друга своего инопланетного – тишина.

И тут, о мать моя старушка, вижу склоненное над моим земным телом лицо жены. Через несколько секунд слышу дикий крик, плач, жалобные стоны и вызов «скорой». Всем нутром своим понял мгновенно – нашла жена тело мое безжизненное, и стал я обычным земным покойником. Не прошло и полчаса, как вижу – тащат тело моё в «скорую», а через пару минут вижу уже его на столе морговском. Ужас неописуемый охватил меня, когда понял я, что сейчас придет патологоанатом, расковыряет мое тело, и на том закончится путь мой земной.

Диким криком наполнил я чужеродную планету. Так наверно кричат только звери, попавшие в капкан, или люди, которым зубы рвут без заморозки. Но тут, о счастье мое, появляется Немо. Привел он меня в какой-то, то ли кабинет, то ли лабораторию – кругом лампочки мигают, пищит что-то, какие-то роботы снуют кругом. Усадили меня за стол, облепили датчиками. Немо, потупив взгляд в пол, выдает:
- Извини, Палыч, хотели на расстоянии душу из тебя извлечь, но заклинило что-то в нейронной ловушке, бьётся конструктор уже полдня, то ли программа сбилась, то ли вирус какой с Земли подловил, умельцев хакерных ведь кишит на вашей планете. Вот попробуем сейчас вплотную прижать твою душу к ловушке.
- Ты мне уши не три, инопланетянин! - в сердцах заорал я, на ни в чем не повинного, друга, - быстрей рожайте новую ловушку, через пару минут вскрывать меня на Земле будут, некуда потом уже будет душу селить.
- Ну не можем мы её, душу твою, никак вытрясти из головы – хоть ты что делай, как приклеилась к мозгам, - вновь жалостливо сообщил Немо, спросив о чем-то конструктора.

А я вижу: на земле кошмар нарастает - подходит к моему телу патологоанатом да не один, а с молоденькими девчушками, разбавленными тщедушным очкариком мужского типа. Практикантов, наверно, привел, учиться на мне будут, показательное вскрытие проводить. Очкарик, так тот, вообще, приперся в морг с ноутбуком – крутого из себя строит, фоторепортаж вскрытия видимо собрался снимать.

Тут уж не только крик, а и тяжкий стон прорвался из глубины, смертельным страхом наполняющейся, души моей.
- Дебилы инопланетные! Да я сейчас душу свою сам вытряхну из тела мне чужеродного, подставляйте ловушку свою!
Со всего маху, сколь было сил, ударил я головой об стол, чтоб душу выбить и в ловушку отправить.

И, о – чудо, влетела душа моя в тот же миг в тело родное, в морге лежащее. И как нельзя кстати – уже занес потрошитель врачебный скальпель над грудью моей. Ловко перехватил я руку его, присовокупив к этому крик устрашающий, от страха непроизвольно вырвавшийся. И чего никак не ожидал, так это обморока всей компании за исключением очкарика, который, вот ведь гад какой, мгновенно нанес мне удар в висок своим ноутбуком, и только после этого присоединился к компании, лежащей на полу. «Ну, вот и всё – допрыгался, путешественник по чужим планетам» - последняя мысль промелькнула в моей разбитой голове.

-Немо, друг, спасай быстрей душу мою! - закричал я мысленными посланиями умирающей души, понимая, что нет ей спасения в теле с пробитым виском.
Всё-таки есть в жизни счастье. Не дала судьба сгинуть душеньке моей горемычной - услышал Немо зов мой прощальный и вновь очутился я на планете Зее, с которой только что с таким трудом исчез. Вновь душа моя в копии появилась, а на земле тем временем опять с телом моим беды продолжились. Тело-то моё, хоть и с пробитым виском, но не умерло, капсула жизненная продолжала действовать, датчики исправно посылали мне сигналы об окружающей обстановке. А она, обстановка эта, с каждой минутой развивалась так, как и в дурном сне не увидишь.

Очнувшийся первым доктор зашил пролом в моём виске и загримировал его, да так ловко, что, невозможно было заметить повреждение. Пришедших в сознание практикантов огорошил он очень логично: что, дескать, порой бывали и раньше такие чудеса в этом плохо вентилируемом морге, когда от запаха формалина галики у присутствующих происходят, и что, если они не хотят совместного похода к психиатру, то - никому ни слова о живом трупе. Практикантки оказались продвинутыми и начитанными в плане мистических баек, а очкарик, хорошо помня свой удар кейсом, добросовестно кивал в знак согласия головой и только ждал того момента, когда избавится от лицезрения тела моего.

Дальнейшего вскрытия доктор делать естественно не стал, боясь повторного оживания, и тело моё (чуть не назвал его трупом), передали жене моей уже одетым и одеколоном сбрызнутым. Всё это с ужасом я наблюдал с ненавистной мне планеты.
- Ну что делать будем, Немо? Завтра похоронят меня, и как я здесь один жить буду? – с нескрываемым укором и злостью обратился я к виновнику всех бед моих.
- А мы с твоего тела копий наделаем, и вселятся в них добровольцы из моих соплеменников духовных, - недолго думая, ответил Немо. Видать давно у него мыслишка такая подленькая имелась. Но тут взревел я от дикости предложенной идеи:
- Да ты что, сдурел, душа твоя бестелесная? Ты представь себе планету, где сотни одинаковых Палычей бродят? Да в дурдоме и то до такого маразма не додумаются. Бирки на грудь себе повесим с именами, да, клоун? Ну, ты и чудо болотное - надо же такое придумать. Тундра ты и есть тундра, как говорит моя внучка. Короче, не знаю как, но давай разруливать ситуацию без твоих этих клонов и причуд инопланетных.

А на земле время-то летит в десятки раз быстрее – смотрю, меня уже на кладбище везут. А мне, признаюсь честно, даже интересно стало понаблюдать за собственными похоронами – когда еще такое доведется увидеть. Но ничего, нормально схоронили, народу много собралось. Правда, уж очень родных жалко было, сам вместе с ними даже слезу пустил. И их-то жалко, да и себя-то не меньше, все-таки не больно уж стар был, можно было бы еще немного пожить. Да ещё и то обидно, что только-только на пенсию собрался – жалко ведь, столько взносов пенсионных отчислял, и всё псу под хвост, вернее правителям в карман. Нет, думаю, так дело не пойдет, надо на землю возвращаться любым способом, а жить одному здесь или в толпе таких же палычей – это увольте, это без меня. А раздумывать некогда, на земле уже поминки в столовке справляют, завтра выпишут свидетельство о смерти – замучаешься потом доказывать, что ты это ты. Попросят точно справку с того света предоставить, а где я её возьму, если там не был.
- Немо, ты где? – ору. - Идею родил я, покажись, душа инопланетная.
- Что орешь, житель свободной счастливой планеты? (Надо же, юморист родился – моя школа!) Какая у тебя может быть идея, если всё наше сообщество битый час обдумывает, что с тобой делать, как судьбу твою устроить? Вот у нас идея есть, всю родню твою сюда перекинуть, как тебя. Ты им СМСку скинь, что ты жив и ждешь их, а мы уж дальше сами поработаем над их переселением.
- Не, ну вы офанарели, ребятки. Это кто же в такую СМСку поверит, зачем смеяться-то? - слегка улыбнувшись такому приколу, ответил я. А сам представил лицо жены, получившей СМСку с того света. Так можно человека и до инфаркта довести или до сумасшествия, в лучшем случае.
- Хорош прикалываться Немо, слушай меня внимательно. Сейчас ты со своими помощниками перекинешь принтер на землю, и сделаешь там копию этой моей копии, в которой я здесь нахожусь.
- Не выйдет, Палыч, - перебил меня Немо. – Мы этот вариант уже продумывали. Чтобы сделать на Земле твою копию, помимо принтера нужен банк атомов, а где его взять?
- А тело моё похороненное? Если его использовать как банк атомов? – осененный прекрасным решением вопроса, почти закричал я другу.
- Идея замечательная, но как тело твоё из-под земли-то достать, мы ведь землю копать не можем.
Призадумался я крепко – как быть, кто решится могилу раскапывать, да и на каком основании?
- Слушай, Немо. А не можешь ты душу мою на Землю отправить, чтобы она в свободном, так сказать, полёте побыла? Просто так, без телесной оболочки. Есть у меня друг на земле, вместе долго работали. Он мужик не суеверный, я к нему в сон залезу и обрисую ситуацию. Думаю, что уговорю его, и поможет он тело на поверхность вынуть, - спросил я без особой надежды Немо.
- Да без проблем. Палыч. Ты сейчас только капсулу проглоти, и мы твою душу на Землю вмиг перекинем. А без капсулы нельзя – помрет здешняя копия, и тогда будешь ты, уж, точно, как и мы, слоняться по галактике, и не будет у тебя, как вы шутите, ни кола ни двора.

- Василий, здорово! Это я, но не покойник, а временно помёрший. Ты только не пугайся, сейчас я тебе всё объясню, - начал я, а вернее душа моя, ласковое общение с душой друга, забравшись в его сон.
Но, смотрю, не идет он на контакт, головой трясти начал – вот-вот проснётся. Отлетел я на пару минут – пусть успокоится немного, а то, глядишь, чего доброго, коньки откинет с испугу, будет грех на мне великий. Через десяток минут спокойно задышал помощничек предполагаемый, снова я начал с ним общение.
- Ты не пугайся, а пойми, что не меня вы схоронили, а тело моё, но душа моя жива и есть копия моего живого тела, правда на другой планете. И вот чтобы перекинуть эту копию сюда на землю, надо извлечь из могилы меня убитого. Тогда из молекул этого тела, из могилы поднятого, смогут инопланетяне воссоздать неповрежденную копию, и душа моя обретет свою телесную оболочку.
Полчаса, не меньше, объяснял ему, что к чему, даже сам запутался. Однако, как я и предполагал – врубился он в тему, и рано утром, взяв знакомого бомжа, которому хоть покойников закапывать, хоть откапывать, всё едино – лишь бы наливали, откопал могилу, открыл гроб и удалился, как и договорились с ним.

Тут же возле могилы появились три существа, какие меня копировали давеча. Не прошло и минуты, как идеальная копия лежала в гробу. Осталось только мне, а вернее душе моей, занырнуть в неё, что я с удовольствием и сделал. Немо, довольный произошедшим возрождением, витал вокруг гроба, причмокивая и похохатывая от радости.
- А ты рано радуешься, друг мой инопланетный. Дальше-то как буду я выкручиваться, как объясню своё возрождение? – с нескрываемым раздражением наехал я на Немо, встав из гроба. - И кстати, кто вернет в мой семейный бюджет не малые денежки на похороны потраченные? Не по твоей ли вине затраты похоронные нарисовались?
- Не переживай, Палыч. Это всё я предусмотрел. Пока ты уговаривал друга могилу вскрыть, слетал я в душу жены твоей и дотошно объяснил ей, что тебя живого закопали, что в летаргическом сне ты находился, когда она тебя бездыханного на лоджии нашла. Так что, скоро вся родня сюда нагрянет, вот и обрадуешь их. А по поводу затрат денежных – мы тебе прямо сейчас копий пятитысячных наделаем таких, что ни один банк в сомнение не придет. Называй сумму, принтер к работе готов.
Прикинул я, а ведь дорогие нынче похороны – тыщ тридцать думаю надо с Немо слупить, а ведь еще и моральный ущерб имеется. Мне-то ладно, сам согласился, а родные-то с какого интереса душевные муки приняли?
- А гони-ка ты, Немо, полста штук, и сделай так, чтоб долго-долго я тебя искал.
Через полчаса встретила меня вся родня, накануне меня же и хоронившая. А про деньги я вам ничего не говорил…

Вот так и закончилось моё путешествие на чужую планету и всё бы ничего, да только того очкарика жалко. Он в нашей больнице стал вскоре работать патологоанатомом. Как меня где в городе издали заметит, так сразу на другую сторону улицы перебегает, да я и сам, если честно сказать, не стремлюсь с убивцем своим общаться.

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 04 ноя 2018, 23:15 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 566
Прочел сегодня рассказ интересный. Готов поделиться.
Белый камень
[Николай Мальцев]

Тот апрель был тёплым и солнечным. Земля стремительно сохла и покрывалась яркими островками травы, собирались цвести сады. В воздухе толкались и веселились столбики мошкары. Солнце светило совершенно по-летнему, и Фёдор Иванович, отправляясь копать огород под картошку, даже разделся до пояса.
В свои шестьдесят с небольшим он был ещё очень здоровым и крепким. Лопата порхала в его руках, словно бабочка, рассекая пласты влажной почвы. Шаг за шагом, копок за копком приближался Фёдор к трём яблонькам, у которых картофельный участок кончался, и вдруг лопата со звоном наткнулась на что-то твёрдое, лежавшее под землёй. Камни при перекопке попадались здесь каждой весной. Казалось, что за́ зиму они вырастают сами собою или всплывают из толщи земли. Фёдор Иванович привык к этим фокусам, камни помельче выбрасывал за забор – благо, дом стоял на краю села, - а те, которые покрупнее, складывал на всякий случай возле сарая. Вот и теперь, отступив немного назад, снова вогнал в землю лопату и подцепил ей попавшуюся преграду. Навалился на рукоятку, но камень даже не шевельнулся.
- Наверно, большой, - подумал Фёдор Иванович. И стал осторожно совать лопатой в мягкую землю в поисках края нежданного каменюки.
Лопата, удар за ударом, попадала на твёрдое. Пройдя почти метр, Фёдор забеспокоился. Однако вскоре опять пошла мягкая почва, камень закончился.
- Ну, это ещё ничего, - сказал сам себе Фёдор Иванович. – Метр на метр – от картошечки не убудет. Я уж боялся, какой-нибудь бункер подземный нашёл!
Нащупав границы камня, Фёдор означил их вешками и закончил работу.
- Слушай, Маша, - сказал он жене, возвратившись домой, - я клад нашёл у нас в огороде!
- Да будет трепаться! – рассмеялась жена. – У нас в огороде кроме камней да твоих пустых четвертинок ничего не найдёшь!
- А я вот нашёл, - продолжал серьёзничать Фёдор Иванович. – Камень такой здоровущий, что тебе не поднять. А под ним, наверное, подземелье. А в подземелье…
- Господь с тобой! – закрестилась женщина. – Не выдумывай!
- Да честное пионерское! Вот к вечеру раскопаю, сама посмотришь…

Камень лежал совсем у поверхности, сантиметрах в пятнадцати от неё. Так что Фёдор справился быстро, и вскоре, стоя у края широкой ямки, любовался на неожиданную находку. Камень был ровным и гладким, овальной формы, желтовато-белого цвета. Такие здесь иногда попадались, только размером не больше, чем с грецкий орех. Местной породой был серый слоистый плитняк, и потому находка особенно впечатляла.
- Ну что, - улыбнулся Фёдор Иванович подошедшей жене, - Откатим? Вдруг там и правда богатство?
- Ну тебя к лешему, прости, Господи, - отмахнулась Мария. – Не к добру это всё, не к добру. Надо святой водичкой побрызгать…
- Иди, побрызгай, святоша моя доморощенная! – заржал в ответ Федя. – Может, обратно в землю провалится, будет, где картошку сажать!
Сам он в Бога не верил, и при случае любил посмеяться над глупой женою, которая не только в церковь ходила, но на старости лет принялась и посты соблюдать. Однако женщина в самом деле принесла освящённую воду и щедро полила ей таинственный камень. Конечно же, ничего не случилось, но на душе у неё всё-таки стало спокойней.

А Фёдор Иванович сбегал к соседу, самому грамотному в селе человеку. Сергей Ильич был когда-то учителем, и теперь, несмотря на преклонный возраст, сохранил трезвый ум и ясную память, хотя винцо попивал наравне со всеми. У него был ответ на любой вопрос, и теперь, поспешая за Фёдором, он заранее протирал очки о рукав и строил теорию происшедшего:
- Земля – она ведь живая, и тоже подвижная, как озеро, например. Есть в ней свои течения, водовороты, ключи. Только текут они очень медленно, годами, веками. Вот таким завихрением этот камень, наверно, и принесло…
Зайдя в огород, осмотрев и ощупав камень, Сергей Ильич покачал головой.
- Слушай, не похож он на коренную породу. Такими обычно бывают ледниковые валуны, так они всегда на поверхности. Говоришь, в прошлом году здесь копал, ничего не нашёл? Странно, странно…
Увлекшись, старый учитель заставил Федю сгонять за лопатой и длинным ломом, и соседи до темноты провозились на огороде, определяя размеры и очертания камня. Выходило, что края его закругляются вниз, и если глыбу достать, то она окажется размером с диван. На том изучение и закончили, тем более что начинало темнеть, а Мария Петровна, уже успокоившись, накрыла на стол и ради гостя достала бутылку наливочки.
- В академию нужно писать! – размахивал вилкой захмелевший учитель. – Или хотя бы в газету! Пускай приедут, изучат, сфотографируют…
- Картошку потопчут, яблони обломают, - возразила хозяйка. – Нет уж, Сергей Ильич, без них обойдёмся.
Сельский учёный хотел возразить, но передумал и хлопнул ещё одну рюмку наливки.

Конечно, Фёдор Иванович писать никуда о камне не стал. Местное население, правда, до самого мая таскалось к нему в огород посмотреть на подземное диво. Мария Петровна ругалась, а Фёдор пускал к камню всех, справедливо считая, что иначе полезут через забор. Кто-то из молодёжи выставил фотографию в интернете, но там его оборжали, сказав, что так не бывает и эта глыба, поди, лежит в огороде тысячу лет. Ажиотаж постепенно прошёл, о камне забыли. Мария больше его не боялась, а Федя любил, потрудившись на огороде, присесть на нагретую солнцем поверхность и покурить. Как-то очень спокойно и благостно было ему в такие минуты. Однако лето прошло, и при копке картошки Фёдор Иванович обратил внимание, что камень уже не покоится на дне раскопанной ямки, а выступает над поверхностью почвы почти что на ширину ладони. Удивлённый столь быстрым движением валуна, он снова помчался к отставному учителю.
- Ну, знаешь, - смущённо чесал затылок Сергей Ильич, - процессы земной коры очень мало изучены. Может, теченье усилилось. Снизу его что-нибудь подпирает…
Услышав такое, Мария Петровна всплеснула руками и закрестилась, а Фёдор забеспокоился, что следом за каменюкой из земли вылезет что-то ещё. Однако учёный друг успокоил обоих, сказав, что подпирать может всё та же земля, и ничего мистического в движении горных пород наука не видит. Однако Мария расстроилась и наливки мужчинам в тот раз не поднесла. Так что они уж сами сбегали за бутылкой креплёного и устроились тут же, на камне, подобрав на закуску несколько яблок прямо с земли.

Вечер был тихим и тёплым. Наступило самое благолепное время года – ранняя осень, пора урожая и завершенья трудов. Приятно было устроиться под ещё ласковым, но уже не палящим солнцем в уголке убранного огорода, вдали от жён и мирской суеты. На сдачу в магазине был куплен батон, и теперь белый камень представлял собою обильный стол.
- Знаешь, Ильич, - рассказывал Федя, заедая первый стаканчик хлебом, - я этот булыжник люблю. Вот бывает тошно на сердце, или чего заболит – сразу сюда. Посидишь, ладонью камень погладишь – и легче. Вот честное пионерское!
- Да, камень чудесный, - задумчиво ответил учитель. – Я ещё в первый раз обратил внимание, от него словно какая-то сила исходит. И теперь вот чувствую… - он приложил ладони к поверхности валуна. – Даже не знаю что. Лепота, одним слово. Мир и покой…
- Ну, за мир и покой во всём мире! – провозгласил тост хозяин, разливая вино по стаканам. И случайно плеснул на камень.
Что такое случилось, ни один из друзей не понял. Просто обоим вдруг стало так хорошо, как, наверное, не бывало ни разу в жизни. И появилось странное ощущение, что рядом с ними в какую-то долю секунды прошли многие тысячи человек, и каждый что-нибудь рассказал о себе. Собутыльники замерли.
- Что это было? – сухими губами промолвил Фёдор Иванович.
- Мистика… - прошептал учитель. – Ой, не простой это камень! Я где-то читал, что в древности недалеко от села капище языческое стояло… Ну, ихняя церковь. Там камень священный был, жертвы на нём приносили, он всем помогал! Потом, конечно, попы всё похерили. Быть может, вот это – тот камень и есть?
- Как ты это узнаешь? – усомнился хозяин.
- А очень просто! Жертву сейчас принесём – и посмотрим!
- Какую жертву? – насторожился Фёдор Иванович. Телевизор он временами включал и ужастиков насмотрелся.
- Да не бойся, никого не зарежем!
Сергей Ильич взял бутылку, налил на камень немного вина и в лужицу примостил кусочек батона. Обоих приятелей опять охватило странное, но приятное чувство.
- А что загадывать будем? – прошептал Фёдор Иванович.
- Выпить ещё, - торжественно отозвался Ильич. – Пузырёк на двоих – это мало. О, камень, древний священный алтарь…
Он не успел закончить импровизированное воззвание, как от избы раздался крик Марии Петровны:
- Федя! Сергей Ильич! Где вы там? За вами пришли!
Удивлённо переглянувшись, друзья поднялись от камня. А к ним уже шёл сосед Генка, издалека помахивая рукой.
- Вот вы где заховались! А ну айда все ко мне, сейчас сын позвонил – внук в институт поступил! Гулять будем! А бутылку свою оставьте, завтра опохмелитесь.

Фёдор Иванович расчищал тропинку к камню всю зиму. Вместе с учителем они навещали его почти каждый день, правда, в основном бескорыстно. Не такими уж были они алкашами – просто теперь, принесши жертву вином и хлебом, стали чувствовать волшебные эманации камня как-то особенно чётко. Валун, казалось, отвечал на все их вопросы, давал советы, и всегда очень дельные. Даже рассказывал удивительные истории, но такие, что ни передать их кому-то ещё, ни тем более записать не мог и Сергей Ильич при всём своём высшем образовании. Несколько раз друзья опять приносили жертву вином и хлебом, но просили теперь уже разное. Кое-что исполнялось. Например, с погодой легко получалось. Опять же с выпивкой. Но вот как-то Фёдор загадал повышение пенсии – ничего не случилось. Тогда Ильич пожелал найти на дороге сто тысяч долларов. И нашёл, но всего сто рублей. Это толкнуло его на новый эксперимент.
- Понимаешь, - говорил он товарищу, - жертва жертве, наверное, рознь. Нужно попробовать что-то покруче яблочного креплёного.
И друзья разорились на водку. Да не абы какую, а на хорошую, дорогую. Щедро плеснули на камень, и в лужицу положили кусок колбасы. Сергей Ильич опять попросил сто тысяч долларов – и на другой день нашёл целую тысячу! Только, конечно, рублей. Имея ум глубоко научный, учитель быстро вывел закономерность. А подключив познания в древней истории, наконец, заявил, что, по-хорошему, нужна кровавая жертва. Фёдор Иванович испугался. Он был человеком мягким и добрым, даже курицу зарубить для него составляло проблему. Однако перспективы открывались заманчивые, и, в конце концов, он решился.

Иной животины, кроме десятка кур, на примете у товарищей не было. А тут, как раз кстати, одна из них захандрила, и Фёдор быстренько убедил жену с ней расстаться. Та, конечно, немножечко поломалась, но, в конце концов, согласилась. И вот на магический камень брызнули капли куриной крови…
Если раньше у камня было просто легко и приятно, то теперь ощущения эти усилились многократно. Больше того, появилось вдруг ощущенье прикосновения к запредельному, единения с чем-то огромным и сильным. Весь мир как будто бы сжался в точку, и точкой этой был белый валун с алыми каплями и два старика, застывшие посреди заснеженного огорода. На другой день Фёдор Иванович получил солидный денежный перевод от сына, живущего на берегу далёкого океана, а Ильичу приехавший из города внук подарил свой старый, но очень ещё хороший компьютер. Всё было бы просто великолепно, если бы не Мария Петровна. Обычно зимой она в огород не ходила, а тут нечистая понесла её прямо к камню. Увидев на нём куриную кровь, женщина заохала, закрестилась и бросилась на мужа с упрёками.
- Антихрист! – причитала она. – Мало того, что в Бога не веруешь, так на старости лет ещё и в язычники подался! Знаешь, что про камень твой умные люди сказали? Здесь в старину было капище, и камень этот служил алтарём. На нём жертвы сатане приносили, даже людей убивали. Когда пришли христиане, они этот камень в землю зарыли, чтоб в грех людей не вводил. А он через год сам собой раскопался. Тогда его закопали опять, на четыре сажени, и святой крест сверху поставили. Сколько веков прошло, крест пропал - и вот он, пожалуйте! Снова снаружи! А вы, дураки, и рады бесов кровью кормить! Сходи, сходи к батюшке, не будет от каменюки добра!
- Как же, не будет! – усмехался Фёдор Иванович. – А деньги? А компьютер для Ильича? Да и давление у него вроде прошло. Я, опять же, всю зиму не простужался. Чего бы ты вообще понимала!
После таких разговоров несчастная женщина только вздыхала и становилась на колени перед иконами. А Фёдор после шёл в огород и клал ладони на камень. Ему становилось так хорошо, что он не замечал ни мороза, ни ветра, и мог простоять так часами.

Помаленьку всё улеглось, Мария Петровна, видя упёртость мужа, притихла. Но вот стаял снег, и, когда валун полностью вышел из-под сугробов, то оказался уже в высоту поболее метра. И на нижнем его краю отчётливо проявилась полоска непонятных, стертых наполовину таинственных знаков.
Увидев такое, Мария сломя голову бросилась прочь. Фёдор слышал, как загремела калитка, и самые нехорошие мысли забродили в его голове.
- К попу побежала, - отчаянно думал он. – А тот опять камень мой в землю зароет! Хотя, кто ему даст, в наше-то время. Всё равно! Раззвонит по деревне, наедут учёные, в музей заберут…
Фёдор Иванович вспомнил, как благостно было ему всегда возле камня, и мысль о том, что этого может не повторится, испугала его. Чёрт с ними, с деньгами, с погодой, с выпивкой на халяву! Это не главное…
Едва понимая, что делает, Фёдор ворвался в курятник и поймал первую попавшуюся пеструшку. Если раньше его постоянно мутило даже при мысли о том, как затрепещет в его руках беззащитное тельце, то теперь он без колебаний отнёс курицу в огород. И над лужицей крови прошептал единственное желание:
- Останься со мной. Не дай глупой бабе нас разлучить!

Марию Петровну принесли домой минут через сорок. Выскочив за калитку, она пробежала совсем немного, упала и умерла. Врач сказал – от инсульта. Лопнул сосудик в мозгу. В её возрасте – дело не редкое.
На поминках кто-то, подвыпив, вспомнил про камень и хотел его посмотреть. Но Фёдор Иванович решительно воспротивился, заявив, что не время сейчас для экскурсий. А после, оставшись один на один с учителем, рассказал ему всё, как было. Тот долго молчал и качал головой. А потом спокойно сказал:
- Всё ты правильно сделал…
У Фёдора отлегло от сердца. А Сергей Ильич продолжал:
- Надо попробовать новую жертву. Посолиднее курицы. Может, купим овцу?..

Через пару недель друзья привезли с базара маленького поросёнка. Привезли потихоньку, уже поздно вечером, чтобы не объясняться с соседями – никто бы не понял, зачем колоть его неоткормленным. И сразу же, ночью, отнесли его к жертвеннику. Фёдор Иванович попросил у камня здоровья, а Ильич не сказал, чего хочет, и вслух ничего не просил. В этот раз друзей захлестнуло такое ощущенье блаженства, что они провели в огороде всю ночь, паря в запредельных мирах и слушая неизъяснимые речи. Лишь на рассвете разошлись по домам, и Фёдор проспал до обеда. А проснувшись, чувствовал себя как-то странно – и понял не сразу, что у него просто-напросто ничего не болит. Он действительно стал абсолютно здоровым! Почти что бегом помчался Фёдор Иванович к Ильичу, желая узнать, наконец, что он себе пожелал и насколько это сбылось. Но в доме товарища была одна только заплаканная учителева жена. А его самого увезли в городскую больницу с инфарктом.

До города было не далеко, и Фёдор сразу же сел в автобус. В больницу его не пускали, и только когда он заплакал прямо в приёмном покое, врач дрогнул и разрешил коротенькое свиданье.
Сергей Ильич лежал на какой-то огромной кровати, опутанный проводами и трубками. На голос друга он с трудом приоткрыл глаза, разлепил засохшие губы и прошептал:
- Федя… Ты осторожней… Сто раз подумай, чего просить… А лучше вовсе не надо…
Тут в аппарате рядом что-то стало свистеть, и Фёдора вывели вон. А через полчаса тот же врач, с усталым серым лицом, сказал, что Сергей Ильич умер. Фёдор Иванович после поминок ушёл в запой, чего с ним прежде никогда не бывало. Его ужасно тянуло к камню, с которым связаны были лучшие часы его жизни, и в то же время пугали последние слова Ильича. Он попробовал было пожертвовать снова вино, но это уже не давало особого удовольствия. И из запоя выйти не помогло. Так, в мученьях, прошло две недели. А потом появилась она.

Лариске было двадцать четыре, она училась в городе, в институте, и приехала домой на каникулы. Увидав её, Фёдор понял, что никого никогда не любил. По крайней мере, по-настоящему. Взглянувши в зеркало на свою распухшую и небритую рожу, он решительно вылил в ведро нача́тую поллитровку и перешёл на рассол. И уже через несколько дней, случайно, встретил Лариску на улице и проводил до избы. На прощанье она рассмеялась, но ничего не сказала. А когда они встретились в третий раз, уже вечером, обожгла ухажёра взглядом и обидно спросила:
- Фёдор Иванович, сколько вам лет?
- А сколько бы ни было, я мужик хоть куда! – задорно ответил Фёдор.
- Да я вот не из таковских… - отвернулась Лариса. – Я вам во внучки гожусь.
- А если бы был помоложе? – нахмурился Фёдор Иванович.
- Если бы был, тогда б и поговорили, - огрызнулась девчонка и юркнула за калитку.

Фёдор всю ночь просидел у жертвенника, положив на него ладони. Он понимал, что получит всё, чего ни попросит, и понимал уже, какую жертву ждёт от него белый камень. Понимал, но решиться не мог. А перед глазами, маня и дразня, маячил облик Ларисы.

Когда он вернулся домой, солнце стояло уже высоко. Не зная, что делать, Фёдор Иванович сел у пустого стола. Вдруг дверь за его спиной заскрипела, и в избу вошел Димка – соседский внук, приезжавший из города каждое лето погостить на каникулах. Свои внуки были у Фёдора далеко, и к мальчишке он привязался, словно к родному.
- Привет, дядя Федя! – весело крикнул мальчик. – А я вот только приехал! Как вы тут без меня?
- Да так… Потихоньку.
- Дядь Федя, а ты мне саблю деревянную сделаешь? За огородом крапиву рубить!
Фёдор вздохнул и потряс головой. Перед глазами опять засмеялась Лариска.
- Сделаю, сделаю. Ну-ка, ножик где у меня? Пойдём, в сарае и выстрогаю. Да сначала зайдём в огород, чего покажу…

https://www.chitalnya.ru/work/2340889/

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 08 ноя 2018, 13:05 
Гуру

Зарегистрирован: 29 сен 2014, 11:56
Сообщения: 566
9 ноября день рождения И.С. Тургенева. Нет желания проверить себя на знание его творчества и жизни?
Викторина: О жизни и творчестве Ивана Сергеевича Тургенева

1. Где родился Тургенев?
А. Тула;
Б. Орёл;
В. Москва;
Г. Санкт-Петербург.

2. Какого факта не было в биографии Тургенева?
Д. У него была незаконно рожденная дочь Полинет;
Е. Тургенев дважды состоял в браке;
Ж. Он жил одной семьёй со своей любовницей Полиной и её мужем Луи;
З. Однажды мать за расточительство денег проучила Тургенева, выслав ему в посылке вместо денег кирпичи.

3. Какое стихотворение не принадлежит перу Тургенева?
И. Как хороши, как свежи были розы;
К. Когда с тобой расстался я;
Л. К чему твержу я стих унылый;
М. Весна со мной прощалась ливнем.

4. Сколько мальчиков было в ночном в рассказе «Бежин луг»?
Н. Четыре мальчика и старый дед;
О. Пять мальчиков;
П. Сначала пять, потом подошел еще один;
Р. Четыре мальчика.

5. Какое настоящее имя у героини повести «Ася»?
Ц. Ася;
Ш. Анна;
Э. Анастасия;
Ю. Полина.

6. Кто по профессии был Евгений Базаров в романе «Отцы и дети»?
А. Литературный критик;
Б. Фармацевт;
В. Врач;
Г. Судебный пристав.

7. При каких обстоятельствах нашел Герасим Муму в одноименном рассказе Тургенева?
Д. Он отбил её от бродячих собак;
Е. Спас её, тонущую в реке;
Ё. Она сама пришла во двор к барыне;
З. Купил у бродяги на ярмарке.

8. На какое стихотворение Тургенева написан романс «Утро туманное»?
Ж. Весенний вечер;
З. Откуда веет тишиной;
И. Ах, давно ли гулял я с тобой;
Й. В дороге.

9. Какое из этих произведений не принадлежит Тургеневу?
К. Глаза земли;
Л. Вешние воды;
М. Дым;
Н. Параша.

10. Где завещал похоронить себя Иван Сергеевич Тургенев?
А. В Санкт-Петербурге, на Волковском кладбище, рядом с могилой Белинского;
Б. В Санкт-Петербурге на Пискаревском кладбище;
В. В монастыре родового имения;
Г. В пригороде Парижа в городке Буживале (месте смерти писателя).

Сложив номера-буквы правильных ответов викторины, вы узнаете, кем была мать дочери Тургенева.

_________________
Земеля


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: ПРОЗА нашей жизни
СообщениеДобавлено: 08 ноя 2018, 13:55 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 ноя 2010, 15:02
Сообщения: 2607
"Была я белошвейкой и шила гладью, но всё переменилось.... ,"- песенка вспомнилась.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 170 ]  На страницу Пред.  1 ... 13, 14, 15, 16, 17

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Быстрые действия:
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB