Текущее время: 24 авг 2019, 21:39

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 142 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 15  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: История ВКФР, Рудничного
СообщениеДобавлено: 23 мар 2012, 10:08 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19318
Откуда: п. Рудничный
Где вы, парни с Фосфоритной?

Как-то я услышал по московскому радио об успехах коллектива Верхнекамского фосфоритного рудника, и мне захотелось рассказать, каким он был. Ведь там я вырос, там вступил на трудовой путь.
Добыча фосфоритной руды велась тогда ручным способом. От капитальной штольни, как улицы, расходились штреки, где с кайлом и лопатой в руках трудились горняки. Узкоколейка была проложена только по капитальной, поэтому из штреков руду вывозили на тачке, и уж потом коногоны в вагонетках отвозили её для промывки.
Промытая руда сваливалась на специальную площадку. Насыпанный слой достигал высоты нескольких метров. С наступлением санного пути руда транспортировалась на лошадях на берег Камы.
Перевозили руду в основном крестьяне, которые приходили сюда в зимнее время на заработок. Накидают на сани фосфоритной руды, сколько под силу лошади, взвесят на весах – и на пристань. Сотни таких подвод работали ежедневно. За зиму они успевали перевезти всю руду. В весенний разлив буксиры подводили к пристани баржи, и начиналась ручная погрузка руды. По вешней воде баржи шли в Соликамск. Здесь перерабатывалась руда. Работали летом, осенью добыча фосфоритов прекращалась, и шахтеры расходились по домам. Жили они в бараках, имея там только деревянный топчан для сна.
На моих глазах на рудник пришла техника. Весной 1930 года пароходы доставили два бензовоза. От пристани Волосница до рудника была срочно проложена узкоколейка. По ней и перевозил руду один бензовоз, второй работал на доставке руды из забоя к промывке. Через год профессия коногона исчезла. Вслед за бензовозами пришли две грузовые машины и два гусеничных трактора, поразившие своей мощью верхнекамцев.
Со станции Яр началась прокладка железной дороги, оживившей наш глухой край. В это же время здесь строилась более мощная электростанция, эстакада для погрузки фосфорита, обогатительная фабрика, рядом с плотиной был сооружен мост для узкоколейной железной дороги, воздвигались жилые дома.
И вот пришел на рудник первый поезд, и эстакада погрузила первые вагоны руды. С первыми поездами на рудник пришли экскаваторы. Их разгрузили там, где сейчас станция Верхнекамская, и прибывшие экскаваторщики приступили к сборке. Под руководством мастера-иностранца, прибывшего с завода-поставщика, экскаваторы были собраны, и на руднике начались работы открытым способом. Вслед за тремя вскрышными экскаваторами по пласту шли три добычных экскаватора. Руду к промывке доставляли паровозы-«кукушки», два бензовоза и мотовоз. Так началась круглосуточная работа рудника.
На этой технике была занята в основном молодежь. В большинстве своем приезжая. Жила она уже в хорошо оборудованных общежитиях. Как отдыхали в часы досуга? В рабочем клубе имени Артема демонстрировались раз в неделю немые кинофильмы. Клуб ни один вечер не пустовал. Отлично работавший драматический кружок часто приглашал на постановки. Раз в неделю организовывались вечера художественной самодеятельности. Выходила живая газета синеблузников, как называли тогда агитбригады.
Кроме того, на руднике была добровольческая рота Осоавиахима, и молодежь поголовно состояла в ней. Командиром роты был Шалахин. Он так увлек молодежь, что мы сутками готовы были заниматься военной подготовкой.
Мне, хронометражисту, как-то пришлось снимать фотографию рабочего дня добычного экскаватора. Обработав этот материал, результатами я поделился в общежитии с экскаваторщиками. Ребята были очень удивлены, узнав о большом простое (надо заметить, что часов ни у кого не имелось). Возник серьезный разговор. В это время в общежитие зашел секретарь комсомольской организации рудника Кузьма Злыгостев.
– Что за шум, в чем дело? – спросил он.
Машинист экскаватора Петя Брагин ответил:
– Вот послушайте, что говорит «тяни нашего брата» (так прозвали меня в шутку, поскольку я работал в тарифно-нормировочном бюро).
Пришлось снова сказать, что простой экскаваторов в ожидании порожняка составляет 40 процентов рабочего времени.
– Дела не блещут, – заключил Кузьма, – надо что-то делать, ребята.
Мы пришли к выводу, что надо увеличить число вагонов и разъезд приблизить к карьеру. – Вагонетки есть в старом забое, только их малость подремонтировать, – сказал машинист паровоза Саша Полудницын.
– А что если в выходной день всей ротой на ремонт вагонеток да на укладку разъездов? – загорелся Вася Трухин.
В первый же выходной день два разъезда были уложены, отремонтировано 10 вагонеток – простой экскаваторов снизился.
Жизнь была кипучей. Запомнились ночные побудки. Около 12 часов ночи по руднику разнесся как-то звук горна – тревога. Через 10 минут вся рота стояла на площади у клуба.
Комроты Шалахин сказал:
– Бандиты захватили село Волосницу и продвигаются к деревне Горшковской, задача – банду уничтожить.
Под покровом ночи отделения роты скрытно вошли в деревню и готовы были идти дальше, но прозвучал отбой. Задача изменилась. На рассвете с двух гектаров мы убрали в колхозе турнепс. Такой была жизнь.
Где вы сейчас, рудниковские парни первой пятилетки? Многие из вас в 1932 году осенью добровольно ушли в армию, во флот и авиацию. Возможно, кто-то откликнется на мое письмо.

М. Губин, машинист локомотивного депо.
Ярославль.
(«Прикамская новь», 31 октября 1967 года).

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: История ВКФР, Рудничного
СообщениеДобавлено: 23 мар 2012, 11:27 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19318
Откуда: п. Рудничный
Воспоминания Клавдии Федоровны Шаровой:

«Сама я из Малмыжа. Окончила медучилище и поступила в распоряжение Кировского облздравотдела. Меня направили в п. Рудничный, в госпиаль для ранбойцов, где я приступила к работе с 17 августа 1942 года.
Я работала медсестрой, перевязочной сестрой, диетсестрой. Нас регулярно отправляли на лесозаготовки в посёлок Новый – в восьми километрах от Рудничного. Зимой мы одевались потеплее, брали огромные сани и втроем отправлялись в п. Новый за дровами. Целый день работали на морозе, нагружали сани дровами, двое впрягались вместо лошади, третья толкала сзади – и так добирались до дома. Очень страдали от голода, многие медсестры болели дистрофией. Наши раненые нас жалели, даже не ели сами. Придешь к ним проверить, а у них тарелка супа стоит, говорят: «Иди, сестра, покушай». Как бы ни была голодна, я всегда отказывалась.
С 1943 года в посёлок начали поступать военнопленные – немцы, итальянцы, австрийцы, румыны. Было даже три француза. К этому времени эвакогоспитали для красноармейцев из посёлка перевели, и военнопленных разместили в тех же помещениях, только кровати заменили двухъярусными нарами. Обнесли корпуса забором и колючей проволокой. Военнопленных было очень много: девять корпусов по 350-400 человек в каждом. Многие были очень больны и крайне истощены.
К этому времени погибли на фронте мои брат и зять, поэтому я не испытывала к военнопленным жалости и сострадания. Заметив наше отношение, весь медперсонал собрали, и начальник госпиталя с оперативниками приказали относиться к военнопленным доброжелательно и корректно.
В 1943 или в 1944 году военнопленные подожгли один из корпусов по улице Карла Маркса, хотели совершить побег. Корпус сгорел, но убежать никому не удалось. Были еще единичные попытки сбежать, но все безрезультатные.
Врачи в госпитале были из военнопленных, они очень хорошо говорили по-русски. Кроме того, в каждом корпусе среди военнопленных были переводчики. Я работала в корпусе у итальянцев, там было два переводчика – де Пауль и де Прейс. Вместе со мной работала медсестрой Катя Павлова – очень красивая девушка лет 25. Так случилось, что она и де Прейс полюбили друг друга, но тщательно скрывали свою любовь, так как любые контакты с военнопленными были строжайше запрещены. Но оперативники что-то заподозрили, и де Прейса отправили на ст. Фосфоритную, а Катю перевели в другой корпус, тем самым лишив их возможности видеться.
Де Прейс написал Кате письмо и попросил одного военнопленного, который поехал в Рудник за сменой белья, передать письмо. Но на вахте был произведён обыск, и письмо попало к операм. Состоялось комсомольское собрание, на котором Катю осудили, исключили из комсомола и приказали в 24 часа покинуть посёлок и отправиться в распоряжение облздравотдела. На собрании Катя говорила: «Я ничего не могу сказать, сердцу не прикажешь. Я его люблю». Мы все её очень жалели и любили, но вступиться за неё не могли, так как очень боялись.
Вечером после собрания Катя была в ужасном состоянии, металась по комнате (мы жили вместе в общежитии) и вполне могла покончить с собой. Мы от неё не отходили до самого поезда. Она приехала в Киров, её отправили работать в госпиталь для наших раненых. Больше де Прейса она не видела. Нам она писала письма, мол, больные откуда-то узнали её историю и сначала к ней плохо относились, но потом стерпелись.
Ещё у нас был случай, когда одна девушка, забеременев от военнопленного, повесилась.
Военнопленные, несмотря на довольно хорошее обращение (кормили их намного лучше раненых красноармейцев), умирали, страдая от болезней и наших морозов. Ежедневно лошадь с телегой, с установленным на телегу огромным деревянным ящиком, объезжала все корпуса. Трупы, раздетые догола, складывали друг на друга в это ящик, потом их везли на кладбище и хоронили в общей яме.
Те военнопленные, которые оправились от болезней, ходили под конвоем на разные работы – в тот же посёлок Новый на лесозаготовки и т.п. Местные жители, если им нужны были работники, обращались к администрации госпиталя, и им выдавали, под их личную ответственность, нужное количество человек из числа наиболее благонадёжных.
Военнопленные старались приукрасить свой быт, на территории госпиталя разбили цветочные клумбы, сплели из прутьев красивые диваны и кресла, вообще делали много всяких поделок. В свободное время они устраивали концерты, играли на самодельных гитарах и мандолинах, прекрасно пели. Потом, когда военнопленных всех вывезли и разобрали забор вокруг корпусов, местные жители растащили всю плетёную мебель.
Два двухэтажных деревянных дома по улице Карла Маркса до войны были жилыми домами, и поэтому после отъезда военнопленных жильцы, выселенные из своих домов на время войны, вернулись обратно в свои квартиры.
В конце 90-х Катю Павлову показывали в телепрограмме «Жди меня». Она жила в Рязанской области, в деревне. В июне 1998 года она начала разыскивать де Прейса. Оказалось, что он умер в 1996 году (после плена он приехал в 1946 году в Италию). Своей жене он рассказывал о Кате из России, и его жена и сын слали Кате низкий поклон за то, что она помогла ему выжить».

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: История ВКФР, Рудничного
СообщениеДобавлено: 23 мар 2012, 11:42 
Редактор
Редактор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 ноя 2009, 21:42
Сообщения: 903
Откуда: 43-й регион
«На его плечах лежала громадная ответственность»

Бывшему заместителю директора ВКФР по капитальному строительству А.Г. Ташкинову исполнилось 80 лет
96 лет назад, в 1915 году, началось активное освоение Вятско-Камского месторождения фосфоритов. Неглубокое залегание фосфоритов, всего полтора-два метра в некоторых местах, давало возможность добывать фосруду открытым, самым дешёвым способом. Руда, представляющая собой камни серого цвета, промывалась водой для удаления посторонних примесей и вывозилась на лошадях в устье реки Волосницы, где она впадала в Каму. Далее обогащённая руда отправлялась на баржах по Каме в города Соликамск и Пермь. В те далёкие, и не очень, времена фосфоритный концентрат пользовался хорошим спросом не только в сельском хозяйстве, он применялся ещё в химической и металлургической промышленностях.
Первое большое развитие производства рудник получил в 1931 году, когда была пущена в эксплуатацию железная дорога Яр-Фосфоритная, протяжённостью 186 км (кстати, пущена в рекордно короткие сроки — менее чем за три года). В это же время стал активно строиться и п. Рудничный. Он как бы состоял из двух частей: рабочий посёлок, где жили работники фосрудника, и спецпосёлка, где расселялись спецпереселенцы — в основном репрессированные «кулаки» в период сталинской коллективизации сельского хозяйства. Спецпереселенцы не имели паспортов, находились под надзором коменданта и все без исключения работали на фосруднике.
К середине 1950-х годов, после смерти Сталина, они получили паспорта и могли вернуться к себе на Родину. Но мало кто воспользовался этим правом. Прошло более 20 лет, и многим оказалось некуда и не к кому ехать. Имущество, в том числе дом, квартиру, местные власти у репрессированных отбирали, родные или умерли, или разъехались. И большинство переселенцев остались в Рудничном и продолжили работать на руднике.
К этому времени это было довольно крупное предприятие. Добыча фосфоритов велась открытым способом. Руда из карьеров по узкоколейке вывозилась на маленьких паровозах (в народе их называли «кукушки» за тонкий, пронзительный гудок) на фабрику для обогащения. Фосконцентрат поступал на шаровую мельницу для размола в фосмуку.
Толчком к бурному развитию отрасли минеральных удобрений в Советском Союзе послужила поездка первого секретаря ЦК КПСС, председателя Совета министров Н.С. Хрущёва в Соединённые Штаты Америки. При знакомстве с американской организацией сельского хозяйства он увидел, что повышение урожайности здесь напрямую связывают с применением минеральных удобрений. А поскольку там урожайность была выше, чем в СССР, вскоре было принято специальное постановление ЦК КПСС и Совета министров о реконструкции предприятий по увеличению выпуска минеральных удобрений.
Под лозунгом «Химизация сельского хозяйства» в начале 1960 годов началась масштабная реконструкция Верхнекамского фосрудника. Фактически это было строительство нового предприятия. Одновременно строился и посёлок. Как грибы после дождя появлялись новые многоквартирные дома, инженерные сооружения и учреждения соцкультбыта. Люди старшего поколения ещё помнят времена, когда в Рудничном шла грандиозная стройка, объявленная комсомольской. Для реализации этой программы государство выделяло огромные финансовые ресурсы. Было создано строительно-монтажное управление № 4, привлечён спецконтингент исправительной колонии № 16 до тысячи человек. Вся ответственность за ходом строительства возлагалась на заместителя директора по капстроительству Андрея Григорьевича Ташкинова. Без преувеличения, этот человек сделал очень много для того, чтобы рудник стал одним из крупнейших предприятий химической промышленности.
С ним я познакомился в 1964 году совершенно случайно на Пермском вокзале, когда возвращался домой после окончания Пермского медицинского института. Андрей Григорьевич возвращался после окончания Пермского строительного техникума, где учился заочно и уже работал замдиректора по капстроительству. У меня было направление на работу в один из районов Кировской области. Но хотелось работать в Рудничном, где я родился, вырос и закончил среднюю школу. Оказалось, что в Рудничной больнице не хватает специалистов, и Андрей Ташкинов пообещал помочь. Руководство ВКФР обратилось с ходатайством в областное управление здравоохранения, чтобы меня перенаправили на работу в Рудничный. Просьба была удовлетворена.
Работая главным врачом Рудничной участковой больницы, я не раз обращался по вопросам строительства к Андрею Григорьевичу, особенно, когда строился новый больничный комплекс, и видел, какая ответственность лежит на его плечах. Спрос за своевременное освоение денежных средств, соблюдение графика ввода в эксплуатацию новых объектов были очень строгими. Эти вопросы контролировались на уровне обкома партии и министерства. Я не ошибусь, если скажу, что половину календарного года он находился в командировках в Кирове, Москве или Ленинграде. Финансовые средства, как правило, в первую очередь выделялись на производственные объекты, а на жилищное, социально-бытовое строительство деньги приходилось, что называется, выбивать. Благодаря его настойчивости, ответственности и авторитету, который зарабатывался годами упорного труда, ему удавалось решать порой очень сложные задачи по привлечению средств на благоустройство. Немаловажное значение имел тот факт, что он был из местных жителей и искренне желал превратить Рудничный в один из лучших посёлков Верхнекамья.
Однажды я был свидетелем, как он радовался, когда приехал из Москвы с разрешением на строительство новой котельной с большим запасом мощности для отопления посёлка. Радоваться было чему: промышленная котельная, с трудом обеспечивающая теплом посёлок, ограничивала строительство новых объектов.
С появлением новой котельной активизировалось жилищное строительство, были построены мощные очистные сооружения. Единственное, что не удалось сделать Андрею Григорьевичу, - это построить новый дом культуры. Но это не его вина. Строители не успели в течении года освоить выделенные на дом культуры деньги, и финансирование прекратилось.
Более 30 лет А.Г. Ташкинов руководил строительными работами. За это время в руднике сменилось шесть директоров, предприятие превратилось в крупнейшее по отрасли, оснащённое самой современной на тот момент техникой. Рудник мог выпускать до 760 тысяч тонн фосмуки в год. Посёлок рос с каждым годом. Там построены средняя школа на 1500 учащихся, кинотеатр, аптека. Больница, учебно-спортивный комплекс, четыре детских садика, более 20 многоэтажных жилых домов и многое другое. Почти был выстроен профилакторий-санаторий на 200 мест. Всё это было бы невозможно осуществить, если бы заместители директора по капстроительству менялись также же часто, как директоры.
Только ему жители посёлка должны быть благодарны за то, что он принял, как сейчас говоря, непопулярное решение. При прокладке теплотрасс он распорядился не закапывать их в землю, а пустить поверху, учитывая агрессивное воздействие почвы на металл.
Очень многие жители были недовольны таким решением: дескать, из-за этих труб не проехать-не пройти. Но зато трубы сохранились, даже спустя 40 лет они исправно дают тепло.
Кто мог тогда подумать, что всё, создаваемое десятилетиями, может рухнуть в один момент. После 1991 года, когда страна встала на капиталистический путь развития, начался упадок и в промышленности, и в сельском хозяйстве. Многие заводы и фабрики закрылись, большинство колхозов и совхозов развалились. Фосудобрения вдруг никому не стали нужны, предприятие с богатой 80-летней историей стало банкротом, а труд 1500 человек оказался невостребованным. Санаторий-профилакторий, до окончания строительства которого оставалось несколько месяцев, забросили, и его постепенно растащили по кирпичику. Средняя школа загружена лишь на треть учащихся, больница, где когда-то было 125 коек и которая занимала в областном смотре лечебных учреждений призовые места, ныне пустует. Закрыты родильное, хирургическое отделения, для больных оставлено всего 24 койки.
Рудник вчера и сегодня отличаются, как небо от земли. Но жизнь продолжается. Нельзя забывать тех, кто внёс существенный вклад в развитие фосрудника и посёлка. Один из них — Андрей Григорьевич Ташкинов.

Александр Катаев, бывший главный врач Рудничной больницы, г. Киров.

_________________
Собака бывает кусачей только от жизни собачей...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: История ВКФР, Рудничного
СообщениеДобавлено: 23 мар 2012, 11:46 
Редактор
Редактор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 ноя 2009, 21:42
Сообщения: 903
Откуда: 43-й регион
Из материалов Рудничной городской библиотеки:

Фосрудник был организован в 1915 году. В конце этого года построили первую избу 6х6, затем выстроили барак, в котором жили военнопленные румыны и венгры – 60 человек (1916 г.).
В 1917 – 1918 гг. рудник был на консервации, а в 1919 году его снова пустили в эксплуатацию. Было построено шесть домов, кузница, механический цех, мельница для размола зерна, здание конторы на берегу пруда. В том же году построили узкоколейку, по которой лошади возили в вагонетках руду. Первый мотовоз появился в 1920 году.
Мужики из деревни, изменив крестьянству, пошли на производство. Кто кайлом руду крушил, кто поднимал её из шахтных колодцев. Старые люди говорили, глядя на молодых, покидавших отчие дома: «От земли бежать – против веры идти».
Революция, вернее, её всполохи, докатилась в Пьянковку и Горшковку лишь через год. Да и то эта весть никого не всполошила – ни крестьян, ни рабочих рудника. Пугал только страх, как бы в коммуну не загнали, при которой могут всего лишить.
Но последующая коллективизация не обошла стороной. Здесь образовался колхоз «Юность», бедняки в него вступали, а кое-кого и раскулачили. Тимофея Михайловича Хорошева раскулачили в 1926 году за то, что имел пашню, маслобойню, двух коров, овец, лошадей, был у него и сепаратор. Сослали на три года в Архангельскую область. Семью из дома выселили, и повезло, что не сослали вместе с ним. Вернувшись, Тимофей Михайлович хотел выкупить свой дом, но пустили так, заставив взамен работать на колхозной маслобойне, потому что кроме него никто на ней работать не мог. Позже он всё-таки ушёл работать на фосрудник.
В 30-е годы, по воспоминаниям старожилов, несмотря ни на что, жили весело. Дома в Горшковке были новые, чистые, зелёные улицы. Молодёжь из других деревень (Русановская, Горевка, Ахидовская) собиралась здесь. Пели, плясали. Популярным в то время был танец «принудиловка». Вальс и кадриль умели немногие.
Помимо работы на руднике и в собственном хозяйстве, мужики зимой ездили работать на Кирсинский завод.
В 1933 году на месте современного Рудничного ещё был лес, а там, где сегодня спецпосёлок, были прекрасные черничные места. Между Большой и Малой Горшковками текла речка Ольховка. Соединял берега мост метров пять длиной. Во время праздников и гуляний девушки кидали в речку венки, березки. От Большой Горшковки через ржаное поле вилась стёжка к ручью, который протекал по дну оврага из Ольховки. Через него тоже был мост. Позже эта колхозная земля отошла фосруднику, и на ней разрешили строить дома. В это время и начали строиться дома по улицам Пролетарская и Овражная.
Постепенно рудник рос, строился. Люди из других деревень, из других районов приезжали сюда работать – особенно после неурожайного 1933 года. Повсюду из-за засухи был голод, а здесь рабочим давали хлеб.

_________________
Собака бывает кусачей только от жизни собачей...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: История ВКФР, Рудничного
СообщениеДобавлено: 23 мар 2012, 11:48 
Редактор
Редактор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 ноя 2009, 21:42
Сообщения: 903
Откуда: 43-й регион
Из материалов Рудничной городской библиотеки:

Стране, в частности, новому горнорудному предприятию, нужна была бесплатная, послушная рабочая сила. Прокладка дорог, разработка фосрудника, карьеров и т.д. – требовались именно мужские руки. Поэтому выселялись только те кулацкие семьи, в которых были трудоспособные мужчины.
В 1934 году в посёлок привезли ссыльных, раскулаченных.
«Помню, привезли их, выгрузили у клуба как цыган, а после уже начали строить бараки». «Потом повели их в новую баню, куда никто из местных ещё не успел сходить» (Зинаида Сергеевна Овчинникова).
Так образовался спецпосёлок, административное управление в котором осуществлял комендант. Селили в общих бараках, по несколько семей в квартиру. В 1947 году, когда были возвращены гражданские права, немногие вернулись на свою родину. Строили дома здесь, обживались, прирастали корнями. В годы войны эти «враги народа» встали на защиту Родины, многие погибли.
В 1938 году была построена пекарня, где применялся ручной труд. В том же году, в сентябре, случился большой пожар, сгорело много домов. Днём стало темно, поднялся сильный ветер, головёшки летали по воздуху. Женщины с детьми, взявшись за руки, цепочкой ушли в Пьянковку, в овраг, кто-то уходил в отвалы. Мужская часть населения спасала лес в горном цехе, пекарню. Много тогда выгорело, в том числе магазины, винный склад. «Потом ветер стих, и пошёл дождь. Огонь остановился на нашем доме», – вспоминала З.С. Овчинникова, 1917 г. р. – «Дом наш сгорел. Во дворе были корова, куры, свинья с поросятами. Перед пожаром мы их выпустили, и они чудом остались живы – мы даже кур собрали».
Война изменила жизнь посёлка, каждой семьи. Оба здания школы, одно из которых было построено в 1932 году, а другое – в 1939 году были отданы под госпиталь. Кроме школьных зданий были заняты жилые корпуса. Сначала лечили советских солдат, а в 1942 году привозили военнопленных.
Во время войны учащиеся школы собирали для фронта теплые вещи, грибы и ягоды, еловые ветки, которые сдавали на заготовительные пункты. Заготавливали для школы дрова, помогали колхозникам собирать урожай. Взрослые тоже нередко привлекались для колхозных работ, ходили веять зерно, жать, сортировать. За жатву платили зерном. Теребили лён – в всё это в выходные дни.
Особенно тяжело было в 1942 – 1943 гг., когда шли бои под Сталинградом. Военнопленных привозили прямо с поля боя – завшивленных, больных. Многие из них заболели тифом. От них заражались медсестры, а потом и жители посёлка. В эту зиму умерло очень много людей.
Школу в годы войны заканчивали только девушки, юноши уходили на фронт. 35 учащихся Рудничной школы погибли, защищая Родину.
И перед войной, и во время её дисциплина была строжайшая. За воровство могли наказать на годы, за опоздание на работу следовало увольнение, за прогул могли судить.
После войны жизнь быстро пошла на улучшение. Появились продукты, деньги, одежда. Политикой люди не интересовались, к Сталину относились хорошо, «какому богу молиться – не всё ли равно?».
В 1948 – 1949 гг. отменили хлебные карточки. Но вплоть до 60-х годов некоторые жители носили лапти. Электричество в поселке было до 24.00, действовала силовая электростанция. В 1956 г. из г. Череповца прибыл передвижной энергопоезд, и электричеством стали снабжать постоянно.
В 1962 году начала строиться колония – предприятие закрытого типа ОР 216/3. Одновременно начали строить жилые пятиэтажные дома, размольно-обогатительную фабрику – новый мощный комплекс по производству фосфоритных удобрений. В 1970 году он был сдан в эксплуатацию. Предприятие пополнилось молодыми специалистами, а поселок – населением. Дела фосрудника шли в гору, ему пророчили большое будущее. Строился посёлок, приезжали люди, большое внимание уделялось социальной сфере: жильё, детские сады, библиотеки, спортивный комплекс, большие современные общежития для молодёжи,, магазины, кафе, баня, дороги.

_________________
Собака бывает кусачей только от жизни собачей...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: История ВКФР, Рудничного
СообщениеДобавлено: 23 мар 2012, 11:49 
Редактор
Редактор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 ноя 2009, 21:42
Сообщения: 903
Откуда: 43-й регион
Из очерка «Корни» А. Киприянова, «ПН»:

«К сожалению, в красивом, обустроенном посёлке не нашлось места для двух-трёх мемориальных досок, напоминавшим бы всем нам о корнях, давших жизнь рудному краю, с его примечательной и вместе с тем нелёгкой судьбой…
Кто из рудничан толково расскажет о Николае Шипицине, о его сыне Михаиле, о слесаре Норкине, которые были в числе первых создателей рудника? Их эстафету приняли выпускники вятской профессиональной школы Горбовский, Бабин, перевозчиков, Самоленок, Банах, деревенские мужики Брагины, Лузянины, Горшковы, Пьянковы...
Недавно в посёлке посоветовали написать о ссыльном Агееве, бывшем казаке донской станицы Белая Калитва, о главе рабочей династии Василии Пьянкове и о других…
Наступивший двадцатый век принёс в деревню Пьянковку два неурожайных года подряд. Это вынудило мужиков выметать из сусеков последние запасы. Прошения, посылаемые крестьянами о зачислении их в списки бедствующих, голодающих, не дали результатов. Казенные пожертвования, потребность в которых была огромной, распределялись тем губерниям, где амбары начисто пустовали и был мор.
Василий Фёдорович Пьянков, с которым мы встречались в 1960 году, попыхивая ленинградской «Звёздочкой» (были такие папиросы), вспоминал, что следы голодных лет в наших местах надолго остались. Одеться было не во что, поизносились, а нового холста не наткали.
– Хитрили против нужды как могли, – говорил он…
В зрелую пору Пьянков нанимался в бурильщики, шурфы пробивал, пробы из рудных пластов доставал. Работенка не из легких… На его глазах народ, изменив крестьянству, повалил из деревень на производство… Василий Федорович помнил и прадедов, и дедов. Неграмотные, бородатые, извечно привязанные к земле, к хозяйству, они не жаловались на тяжкую судьбу, воспринимая ее неотвратимой, ниспосланной Богом...
Семнадцатый год памятен Пьянкову своей неразберихой, казалось, полыхает злая сила, вырывающая из земли людские корни. Куда-то октябрьские сполохи докатились за несколько недель, а в Пьянковку и Горшковку лишь через год…
– Слава богу, потрепали народ да отвязались, – подытожил Василий Федорович, – а я семьей обзавелся, и насчет детишек батю своего, Федора Ивановича, обставил. Детей у меня да внуков что зернышек в колосе. И все, считай, трудовой путь на руднике начинали. Мне, может, повезло – орден и медаль заслужил…
Он потер широкой ладонью грудь, как-то сник, головой качнул: С мотором беда. Давление скачет. Такая, брат, плата за сорок лет, отданных, как один день, горному делу. На лечение всё времени не хватает…
Меня поразило то, что спустя двадцать лет, когда Пьянкова уже не было в живых, я услышал те же самые слова от другого человека – Льва Сергеевича Дрызлова, перенесшего не один инфаркт…"

_________________
Собака бывает кусачей только от жизни собачей...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: История ВКФР, Рудничного
СообщениеДобавлено: 23 мар 2012, 11:50 
Редактор
Редактор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 ноя 2009, 21:42
Сообщения: 903
Откуда: 43-й регион
Есть в Рудничном улица Осетрова, которая названа в честь Александра Матвеевича Осетрова. Известно, что он родился 23 февраля 1914 года в Коми АССР. В 1925 (по другим сведениям – в 1926) году семья переехала в Рудничный.
С малых лет Александру пришлось трудиться. В 1930 году он поступил работать учеником слесаря в рудник. Активного и трудолюбивого комсомольца направили в Киров на курсы шоферов, затем – машиниста мотовоза. Вскоре он получил специальность машинист добычного экскаватора. Тот день, в который он получил экскаватор, стал для него праздником.
Затем подошло время служить в армии, откуда Александр вернулся возмужавшим, жизнерадостным, готовым трудиться в семье горняков. В газете «Кайский горнорабочий» за 7 ноября 1938 года была опубликована заметка: «На лучших курортах». В ней говорится, что за последнее время 22 рабочих фосрудника побывали на лучших курортах и в санаториях, в местном доме отдыха – 87. Названы в заметке и две фамилии: машиниста экскаватора стахановца А.М. Осетрова и машиниста паровоза С.П. Драчкова.
В 1939 году его, как передового рабочего, приняли в члены ВКП(б), избрали депутатом Кировского областного совета. По воле избирателей в 1939 году он стал первым председателем исполкома Рудничного поселкового Совета.
В 1941 году Александр Матвеевич Осетров уходит на фронт добровольцем. После окончания краткосрочных курсов сержант Осетров назначен командиром взвода роты связи 878-го стрелкового полка 290-й стрелковой дивизии. За образцовое выполнение боевого приказа был отмечен благодарностью командования. 29 марта 1942 года он погиб смертью храбрых в боях за населённый пункт Холмы Смоленской области.
В год пятидесятилетия основания посёлка Рудничного, в 1965 году, одна из улиц была названа именем А.М. Осетрова – первого председателя поселкового Совета.

(По материалам районной газеты).

Место захоронения: Барятинский р-н, д. Зайцева Гора
Откуда перезахоронен: Холмы

_________________
Собака бывает кусачей только от жизни собачей...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: История ВКФР, Рудничного
СообщениеДобавлено: 23 мар 2012, 11:53 
Редактор
Редактор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 ноя 2009, 21:42
Сообщения: 903
Откуда: 43-й регион
Из материалов Рудничной городской библиотеки:

Первые двухэтажные дома в Рудничном появились в 1932 году. Их было немного, и среди них – школа (сейчас на этом месте стоит дом № 23 по улице Ленина). С 1933 по 1939 годы учащиеся обучались в этом здании. Документов той поры сохранилось немного – многое сгорело после пожара 1937 (?) года. К тому времени было 300 учащихся, учились в две смены, это было неудобно, поэтому напротив было построено еще одно здание, в котором занимались недолго – началась война.
Она сильно изменила жизнь школы. Оба здания были отданы под госпиталь, школу перевели в другое помещение. Директор Григорий Алексеевич Шабалин ушёл на фронт вместе с учащимися 10-го класса. На его должность был назначен Пётр Михайлович Столбов. Много сил в эти годы отдали школе географ Анна Павловна Дулова, учитель географии Елизавета Григорьевна Шабалина, учитель математики и физики Вера Васильевна Чудиновских, учитель русского языка Серафима Прокопьевна Лебедева, учитель истории Тамара Васильевна Соловьева и другие.
В военные годы школу заканчивали только девушки, юноши уходили на фронт – среди них Д.Я. Пеплов, В.И. Пеплов, Вячеслав Колпаков, Виктор Кротов, Николай Плотников, Леонид Христолюбов и другие. Лишь первые двое вернулись с фронта, 35 учеников школы погибли, защищая Родину.
Ученики приходили в школу голодные. От холода в школе замерзали чернила, не было бумаги, писали на газетах.
Из воспоминаний Веры Васильевны Чудиновских: «Приехала из отпуска в июне 1941 (неразборчиво – 1942?) года в Рудник. В этот день отправляли в армию 400 человек. На стадионе было всё население поселка. Все волновались. Женщины и дети плакали. В первые дни войны ушли Ваня Пьянков – секретарь директора, Василий Бушмелев – историк, Смирнов – литератор и другие».
Учащиеся посещали госпиталь с концертами, собирали на фронт тёплые вещи для солдат, сдавали на заготовительные пункты грибы, Ягоды, еловые ветки, заготавливали дрова для школы, помогали собирать урожай в колхозах.
27 ноября 1966 года было сдано новое здание школы. Учащимися 10 класса 1968 года выпуска школа была озеленена с фасада, их силами сделан обелиск павшим воинам–учащимся школы.

Директора Рудничной школы:

Владимир Николаевич Жигулев (1932-1935)
Николай Васильевич Сенников (1935-1936)
Григорий Алексеевич Шабалин (? -1941)
Петр Михайлович Столбов (1941-1945)
Павла Алексеевна Тарасова (1945-1950)
Алексей Степанович Большаков (1950-1966)
Валентин Иванович Пеплов (1966-1980)
Юрий Николаевич Столбов (1980-1998)
Ольга Васильевна Софьина (1998-2010)

_________________
Собака бывает кусачей только от жизни собачей...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: История ВКФР, Рудничного
СообщениеДобавлено: 23 мар 2012, 12:03 
Редактор
Редактор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 ноя 2009, 21:42
Сообщения: 903
Откуда: 43-й регион
С милосердием и состраданием…

О работе спецгоспиталей в годы Великой Отечественной войны

Мне не встречались в средствах массовой информации публикации о работе врачей, медицинских сестёр, санитарок и прочего персонала в тыловых госпиталях, которые спасли тысячи жизней наших бойцов от тяжёлых ранений и болезней, многих вернули в строй в действующую армию. Много военных госпиталей было развёрнуто в городах и посёлках Кировской области. Были госпиталя и для военнопленных, так называемые спецгоспитали, работа которых была долгое время засекречена.
В п. Рудничном в годы войны действовали два госпиталя для военнопленных: № 3007, который был сформирован в 1941 году в г. Рязани, и № 3171 – о них я расскажу, основываясь на архивных документах, воспоминаниях ныне здравствующей Валентины Константиновны Грудцыной, которая работала в госпитале № 3171 со дня его формирования и до закрытия старшей медсестрой и субординатором, а также на моих детских воспоминаниях и рассказах моих сотрудников (когда я был гл. врачом Рудничной больницы): врача Софьи Ивановны Ганиной-Казариновой, операционной медсестры Евдокии Алексеевны Соловьёвой.
Развёрнутые в Рудничном госпитали № 3009 и № 3171 с февраля 1942 года начали принимать на лечение раненных бойцов Красной Армии. Это были в основном солдаты с ранениями конечностей, в гипсовых повязках, на костылях, и терапевтические больные. В феврале 1943 года их перевели в другие госпитали, и сотрудники стали готовить помещения для приёма военнопленных. Февраль 1943 года, закончилась Сталинградская битва. Окружённая трёхсоттысячная группировка германских войск под командованием фельдмаршала Паулюса была уничтожена. 60 тысяч оставшихся в живых во главе с Паулюсом сдались в плен. Раненые и больные были размещены в госпиталях, развёрнутых в различных регионах нашей страны, в том числе и в Кировской области. В Рудничном госпиталям было предоставлено 13 отдельных зданий, в том числе два двухэтажных здания средней школы на территории радиусом 500 метров. В семи зданиях находились отделения для раненных и больных, было две кухни, продовольственные и вещевые склады, прачечная, ледники для продсклада, конюшня. Была построена вошебойка. Для санитарной обработки и помывки использовалась поселковая баня.
В марте 1943 года госпитали приняли первых военнопленных армии германского Вермахта. Это были немцы, венгры, румыны, итальянцы: раненные и больные сыпным и брюшным тифом, открытой и закрытой формами туберкулёза, желтухой, дифтерией, дизентерией. Почти все военнопленные были поражены авитаминозом, многие дистрофией I, II, III степени. По приказу Управления эвакогоспиталей было открыто туберкулёзное отделение на 300 коек. Первым начальником госпиталя № 3007 был назначен Владимир Алексеевич Благовещенский, которого сменил Георгий Александрович Морозов – капитан медицинской службы, переведённый из эвакогоспиталя г. Халтурина Кировской области. Он был не только знающим врачом, но и прекрасным организатором, хозяйственником, имел большой жизненный опыт, был доброжелателен и общителен с людьми. Это был человек, исключительно преданный врачебному долгу, очень хорошо разбирался в международной обстановке.
На первом собрании коллектива госпиталя представитель райкома партии сказал: «Работа с вашим контингентом имеет международное значение. На хорошую работу надо мобилизоваться всем, надо организовать повседневную воспитательную работу с врачами, медсёстрами и остальными сотрудниками. Когда-нибудь военнопленные попадут домой и то, как они вспомнят своё пребывание у нас, зависит от вас».
В госпитале придавалось большое значение соцсоревнованию и взятию социалистических обязательств. Обязательно включался пункт о скорейшем выздоровлении военнопленных, культурном и уважительном обращении с ними.
При поступлении в госпиталь военнопленных была организована служба крови, подготовлено два врача и пять медсестёр, 14 доноров из числа выздоровевших военнопленных. Опытный врач с 17-летним стажем руководил клинической лабораторией.
В рентгенкабинете осматривались все поступающие в госпиталь на предмет выявления туберкулёза. В лечении использовался сульфидин, сульфазол, стрептоцид, глюкоза. Для страдающих дистрофией применялось дробное питание. С выздоравливающими проводилась лечебная физкультура, инструктором был комиссованный красноармеец Медведев, имеющий высшее физкультурное образование. В госпитале со штатным числом 800 мест, а реальным - 600 мест, размещалось 1500 военнопленных. На одного больного приходилось 1,1 квадратных метра при двухъярусных нарах. Возникал кислородный голод, условия биологической тьмы.
Очень сложные проблемы в госпиталях – это транспорт, вода и топливо. Газогенераторная грузовая автомашина большую часть года не использовалась из-за отсутствия запчастей и совершенно непроезжих дорог. Дров госпиталям на сезон требовалось 7000 кубометров, они завозились лошадьми. Иногда выздоравливающим военнопленным приходилось носить дрова из ближайшего леса. Зимой 1943-1944 года недостаток дров ощущался особенно болезненно. В палатах был недостаток кипячёной воды, иногда посуду приходилось мыть холодной водой. Особенно сложным был 1944 год. Госпиталь, наполненный полутора тысячами больных, имел 600 комплектов белья второй, третьей категории годности. Не хватало зимней одежды, валенок, не было даже тапок для прогулок. С апреля 1943 года до 1 июля 1944 года госпиталь принял 2704 военнопленных. За 1944 год прибыли с фронта и из лагерей 3333 военнопленных. 3 марта 1944 года приняли партию военнопленных, из которых 10 человек умерли при выгрузке. У остальных имелся туберкулёз на фоне тяжелейшей дистрофии. В апреле - новая партия тяжелобольных. К маю в госпитале 1500 военнопленных, из которых 300 в тяжелейшем состоянии. После лечения врачебной комиссией признано годными к физическому труду в лагере 1942 военнопленных. Умерли 870 человек или 26%, из них 265 туберкулёзных больных, остальные – от других инфекционных заболеваний и дистрофии III степени. Многих больных можно было спасти, если бы было хорошим питание: мясо, молоко, животные жиры. Я должен отметить, что, по воспоминаниям В.К. Грудцыной, военнопленных кормили значительно лучше, чем наших солдат. У меня до настоящего времени в памяти такая картина: наш сосед Алексей Николаевич Егошин был комиссован по ранению и работал конюхом, обслуживая госпиталь. Было лето, я и его сын – мой ровесник – пришли к нему на конный двор. Ему помогал выздоравливающий молодой немец. Они все ходили в своей военной форме, на нём был френч серого цвета, какие мы видим в военных фильмах, на голове пилотка, рукава затканы до локтя и волосатые руки. Был обед, он сидел на пороге у входа в конюшню и ел из военного котелка суп, а в руке у него был кусок белого-белого хлеба. Такого хлеба в войну мы не ели и не видели. Этот белый хлеб и этот немец до сих пор у меня перед глазами. Несмотря на тяжелейшие условия работы, огромное количество (до 1500) тяжёлых больных, их скученность в отделениях, недостаточное количество медицинского персонала, недостаточное обеспечение медикаментами, продуктами питания, моющими и дезинфицирующими средствами, бельём, персонал с достоинством выполнял свои обязанности, возвращая к жизни больных военнопленных. Дисциплина в госпиталях была жёсткая. В корпусах поддерживался порядок и чистота, несмотря на то, что полы были некрашеные, их было трудно мыть, они скреблись косарями (это ножи, которые применялись для этих целей). Регулярно проводились генеральные уборки, деревянные нары для больных мылись и ошпаривались кипятком. Ежедневно военнопленные осматривались на завшивленность.
Когда поступали эшелоном первые военнопленные - измождённые, больные сыпным тифом (переносчиком этого заболевания является платяная вошь), брюшным тифом, дизентерией, то при контакте с ними заражались и заболевали сотрудники госпиталей. Сыпным тифом, наиболее тяжёлым заболеванием, переболело около 40 сотрудников Рязанского госпиталя, к сожалению, один из них умер. И ни одна вспышка инфекционных заболеваний ввиду принимаемых сотрудниками госпиталей мер не перекинулась на население посёлка!
Но больше всего угнетали руководство госпиталей, врачей, сотрудников, часто приезжающие комиссии, в составе которых были сотрудники НКВД, а в госпиталях постоянно находились оперуполномоченные НКВД, – то, что в госпиталях высокая смертность. А раз высокая смертность, то виноваты врачи, что плохо лечат. И начальника госпиталя Г.А. Морозова обвиняют в плохой работе по обеспечению лекарствами и продуктами питания и в том, что он скрывает истинное число выздоровевших военнопленных, что в лагерь их отправлено меньше, чем положено.
Нужно отдать должное культуре и порядку военнопленных. Дом, где я жил, находился рядом с двумя зданиями школы, которые разделяла дорога. В одном здании школы находилось первое отделение спецгоспиталя № 1371, в котором находились хирургические больные, а во втором – хирургическое отделение Рязанского госпиталя. Территория отделений была огорожена одним рядом колючей проволоки высотой примерно три метра, по углам стояли вышки охраны. Вся территория хорошо просматривалась, и было видно, чем на улице занимаются военнопленные. Меня, и не только меня, удивляло, как там было красиво. Пешеходные дорожки были уложены битым красным кирпичом, разбиты клумбы с яркими цветами и маками.
Валентина Константиновна Грудцына говорит, что так было на всех территориях корпусов, где находились военнопленные, и она удивлялась, где же они брали семена цветов.
С 26 августа 1944 года по 1 декабря 1946 года из-за нехватки врачей она работала во втором терапевтическом корпусе субординатором с пленным немецким врачом и переводчиком, который хорошо знал русский язык. Она записывала в историю болезни, что диктовал врач переводчику. Немецкий врач подробно объяснял о болезни военнопленного. Она слушала лёгкие и сердце, и говорит, что и сейчас хорошо помнит хрипы в лёгких, шумы в сердце. Благодарна тому немецкому врачу, что получила хорошую врачебную практику на всю жизнь. В декабре 1946 года её перевели в так называемый рабочий корпус, где находились выздоравливающие военнопленные, старшей медсестрой, врача не дали. За всё приходилось отвечать самой. Она и сейчас хорошо помнит. В 8 часов 30 минут вывести на работу пленных: 30 человек в лес на заготовку дров, 15 человек в прачечную, 10 человек на кирпичный завод, 5 человек за хвоей (ввиду недостатка витаминов из хвои делали настой и поили больных), 8 человек разносили пищу на обед, носили воду. В 9 часов нужно было явиться к начальнику госпиталя на пятиминутку и доложить, сколько людей вышло на работу. Как и врачи, она была включена в график дежурств. Как дежурная была обязана осуществлять контроль за работой пищеблока, вечером и утром - обход всех семи отделений и доклад начальнику госпиталя о всех происшествиях, которые произошли за время дежурства, если такие были.
В госпитале находились и военнопленные врачи, сколько их было – не знаем. Среди них был итальянец профессор-хирург, который оперировал наиболее сложных больных. Его помнили и жители посёлка, которых он, по договорённости с начальником госпиталя, консультировал и оперировал в особо сложных случаях. Военнопленные врачи так же честно и добросовестно выполняли свои обязанности, как и русские. Работа медицинского персонала в госпиталях – это действительно героический труд. Многие сотрудники были награждены правительственными наградами. В.К. Грудцына была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и медалью «За победу над Германией».
В апреле 1946 года Рязанский госпиталь № 3007 и № 3171 объединили. С этого времени по февраль 1947 года было отправлено в лагеря с ограниченной трудоспособностью 806 человек, полноценно годных к физическому труду 600 человек, умерло 247 военнопленных. 21 августа 1948 года госпиталь был расформирован. Я случайно видел, как вели последнюю партию пленных. Шли они колонной примерно 100 человек, были одеты в свою немецкую форму, на боку были прицеплены котелки, какие мы видим сейчас в военных фильмах. Шли они за посёлком по насыпи у нижнего пруда не на ст. Верхнекамская, а на разъезд Южный. Отправили их в Румынию. Пленных сопровождали врач Мария Николаевна, медсестра Зверева, начальник охраны и конвой. В Румынии они передали пленных властям и вернулись домой.
В госпиталях какой-либо информации о событиях на фронтах военнопленным не давалось, это было под строжайшим запретом и контролем оперуполномоченных сотрудников НКВД, о чём каждый сотрудник госпиталя был предупреждён, в противном случае грозило очень суровое наказание. Когда им рассказали, что подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии, они не поверили. Поверили тогда, когда их стали отправлять на родину и при пересечении границы увидели, что их везут домой, безмерно радовались. Это рассказывали сотрудники госпиталя, когда сопровождали военнопленных.
Я не могу сказать, как бы относились к военнопленным сотрудники госпиталя, сотрудники НКВД, охрана, если бы они знали (или видели сами) о тех зверствах офицеров, солдат и даже врачей немецкой армии по отношению к нашим военнопленным, не говоря уже о раненых и больных, которых никто не лечил – их просто расстреливали, о тех нечеловеческих условиях и издевательствах в концентрационных лагерях. Наверное, отношение было бы несколько другим. Не было бы постоянных комиссий и проверок спецлагерей, не было бы страха сотрудников перед оперуполномоченными НКВД, которые с подозрением относились к работе медперсонала. Но мне кажется, отношение было бы такое же гуманное, и все усилия персонала были бы направлены на выздоровление больных солдат. Милосердие и сострадание всегда было, есть и будет – это свойственно русскому человеку.
Хоронили умерших военнопленных на отдельном кладбище рядом с гражданским. Всех умерших вскрывали, хоронили только в братских могилах. Кладбище было в запустении. Прошли годы. Кто-то ещё помнил, что в этом месте были захоронения военнопленных. Ещё в советское время по линии Международного Красного Креста родственники умерших военнопленных обращались к нашим властям о помощи в розыске мест захоронений своих близких. Ответ – в Кировской области спецгоспиталей и, соответственно, мест захоронений не было.
И только в начале 90-х годов, когда улучшились наши отношения со странами Западной Европы, с помощью общественных организаций Запада, Международного общества Красного Креста и Красного полумесяца и Всероссийского общества «Мемориал» начался поиск и восстановление мест захоронений солдат и офицеров Германской армии. В середине 90-х годов в п. Рудничный приезжал из Италии богатый барон. Вместе с местной администрацией они осмотрели кладбище. В дальнейшем при его финансовой помощи кладбище восстановлено. Огорожено добротным забором, установлен большой мраморный крест с надписью на итальянском языке. Вновь построенная асфальтированная дорога в п. Рудничный проходит рядом с гражданским кладбищем, и в стороне его хорошо видно кладбище военнопленных с большим мраморным крестом. Ухаживают за местом захоронения военнопленных ученики Рудничной средней школы.

А. Катаев,
главный врач Рудничной больницы в 1966-1984 гг.

_________________
Собака бывает кусачей только от жизни собачей...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: История ВКФР, Рудничного
СообщениеДобавлено: 23 мар 2012, 12:06 
Редактор
Редактор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 ноя 2009, 21:42
Сообщения: 903
Откуда: 43-й регион
Светлая память бойцу Михайлову

Ученики Рудничной школы много лет ухаживают за могилой старшего лейтенанта С.А. Михайлова. С именем этого бойца связана история, которая не может не волновать сердца людей. А известна эта история стала благодаря Зинаиде Трофимовне Кармановой, которая, работая учителем истории в Рудничной школе, занималась вместе с учениками поисковой работой и собирала материалы в школьный краеведческий музей.
28 августа 1941 года первая партия раненых советских бойцов прибыла в госпиталь посёлка Рудничного, который находился в здании старой деревянной школы. В этот госпиталь попал и старший лейтенант Сергей Александрович Михайлов. Когда лечение закончилось, и боец начал готовиться к выписке, его документы отправили в часть, где он должен был продолжить службу. Однако до части старший лейтенант не добрался. Прямо при выписке из госпиталя в его теле зашевелился осколок, который стал причиной скоропостижной смерти.
Когда документы Михайлова дошли до части, а он сам на место службы не прибыл, бойца признали дезертиром. В его семье начались огромные сложности. Преследование, слежка, косые взгляды и шёпот за спиной доводили его вдову до слёз. А сыновей бойца оскорбляли унизительными словами и называли детьми предателя.
Свет на эту историю сумела пролить Зинаида Трофимовна, которая, отыскав сведения о Михайлове, написала в военкомат письмо с просьбой отыскать его родственников и выслать фотографию для школьного краеведческого музея. В письме она сообщила, что он погиб от ран в госпитале посёлка Рудничного.
Спустя несколько лет жена С.А. Михайлова приехала к З.Т. Кармановой, чтобы выразить свою благодарность. Женщины вместе поплакали на могиле старшего лейтенанта. Приезжали почтить память отца и сыновья Сергея Александровича.
До сих пор на могиле старшего лейтенанта ежегодно появляются свежие цветы, венки и гирлянды. Ученики Рудничной школы содержат место захоронения в порядке. Мы все склоняем головы перед светлой памятью одного из мужественных защитников Отечества и точно знаем, что эта память свята и нужна людям.

Т. Масленникова,
замдиректора по воспитательной работе Рудничной школы, для «ПН».

_________________
Собака бывает кусачей только от жизни собачей...


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 142 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 15  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Быстрые действия:
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB