Текущее время: 14 ноя 2018, 17:00

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 160 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 16  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Судьбы, опалённые войной
СообщениеДобавлено: 09 апр 2015, 13:49 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19100
Откуда: п. Рудничный
«Ничего я за свою жизнь не заработала»

Практически в каждом доме посёлка Черниговского живут те, кого сослали сюда в далёких сороковых-пятидесятых годах. Многие уехали на родину, но те, кому ехать некуда, кто всю жизнь прожил в Верхнекамье, доживают свой век в посёлке среди густых лесов. Одна из таких А.Д. Никанюк.
Родилась Александра Демьяновна в 1930 году на Украине в Волынской области селе Облапы. Село было богатое, крестьяне зажиточные, в каждом дворе – по нескольку коров, поросята, колосились хлеба, сады давали богатый урожай. Сельские ребятишки бегали в школу, где учителями были поляки. А кроме того, помогали родителям по хозяйству. Александра, например, пасла коров.
Что произошло дальше, по словам А.Д. Никанюк, мало кто понял. Учили в школе их поляки, потом поляков выгнали русские, а потом русских прогнали немцы. Пришлось жить под немцами. Сначала было ничего, захватчики не зверствовали, поэтому колхозники занимались своими обычными делами: пахали, жали, сеяли. Потом стало хуже. Немцы налетали, окружали село, забирали скотину, продукты. Некоторых жителей, «сделавших лишний шаг», считали партизанами и расстреливали.
Поляки-партизаны тоже злые были, отбирали носильные вещи, насиловали девок и баб. Житья не стало, и селяне ушли в лес, где хоронились от насильников, грабителей и убийц. Правда, как вспоминает Александра Демьяновна, не все были плохими. К ним, например, заходили двое (я, правда, не смогла выяснить – немцы или поляки – авт.), попросили поесть. Мать налила молока, нарезала хлеба, они достали сало. Взяв пятилетнюю дочь брата на руки, с грустью заметили, что у них дома остались такие же детки.
В 1944 году, когда село освободили от немцев, Александра Демьяновна вместе с женой брата пошли на заработки туда, где нет фронта. А вернувшись, узнали, что мать и отца русские вывезли. Оставаться им было нельзя – «нас бы трясли», и девушки решили разыскать родителей. Обратились в милицию. Там их и держали, пока формировался очередной эшелон. Так в 1945 году Александра попала в Архангельскую область. У девушек с собой не было ничего, даже тёплой одежды.
– 15 февраля нас устроили на работу. Я до тех пор ни пилы, ни топора в руках не держала. Подвели к ёлке, а она толстая – не обхватишь. Эту ёлку мы целый день пилили, а она всё не падала. Помёрзла я тогда. Мы ведь из тёплых краёв приехали, на мне хромовые сапожки, а они от морозов не спасали.
Затем в посёлок пришёл тиф, многие тогда слегли. Жили в общих домах, коридоры общие, друг от друга и заражались. Больных тифом помещали в школы, детские сады, где были устроены лазареты. Сестра брата устроилась работать санитаркой в больницу, но вскоре и сама слегла…
Всё это время девушки просили, чтобы их соединили с семьёй. И в 1946 году им повезло. Дали им бумаги, что без дела не сидели, и выслали к родственникам в Кайский (ныне – Верхнекамский) район.
– Всё было. И голодовали, и холодовали. Отец, почитай, в 47-м с голоду помер. Мамку и нас жалел – всё отдавал. В день давали по 600 граммов хлеба, картошки не было. В лесу жили, его и валили.
В лесу Александра Демьяновна отработала пятнадцать лет. В 1954 года вышла замуж за сосланного украинца. Тогда и жить стали получше. Правда, по утрам и вечерам по-прежнему приходилось отмечаться в комендатуре. Не отметишься – штраф сто рублей. А уж в 1958 году их освободили. Но никуда семья, в которой подрастало четверо ребятишек, не уехала.
Сейчас дети навещают мать. Двое из них живут в Кирове, один – в Кирсе, одного схоронили. И ничего она за свою жизнь не заработала. Дом, 1952 года постройки, да минимальная пенсия.
– Две тысячи всего-то и получаю, – горько вздыхает А.Д. Никанюк.
А. Катаева. «ПН», 2005 год.


Вложения:
никанюк.jpg
никанюк.jpg [ 159.67 КБ | Просмотров: 2804 ]

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Судьбы, опалённые войной
СообщениеДобавлено: 09 апр 2015, 13:51 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19100
Откуда: п. Рудничный
«Мякину ели, а форс не теряли»

В сентябре 2006 года Вере Тихоновне Дягилевой, живущей в посёлке Рудничном, исполнилось 88 лет. Эта женщина, кроме того что ещё держит своё небольшое хозяйство, ходит в лес по грибы и ягоды, с удовольствием бывает на концертах, митингах и других культурных мероприятиях. Вот и на День пожилых людей Вера Тихоновна обязательно пойдёт. И не только посмотрит выступления, вспомнит с другими пенсионерками былые дни, но ещё задорно спляшет и примет участие в игровой программе.
Когда живёшь рядом с такими людьми, всегда задаёшься вопросом: как удаётся им не утратить за столько лет какой-то совсем молодой блеск глаз, доброжелательное отношение к людям и стремление к жизни. Беседуя с Верой Тихоновной, я не услышала из её уст ни одного упрёка на свою судьбу, ни одной мысли о том, что надо бы идти на покой, как иногда слышишь от других пожилых людей. Вы скажете, значит, жизнь она прожила счастливо. Позволю себе с вами не согласиться…
Родилась Вера Тихоновна 21 сентября 1918 года, в деревне Мизево. В семье было пятеро детей. Вера была младшей. Несладко пришлось ребятам с самого детства. Мать Веры умерла, когда девочке было 13 лет. А в 11 лет она уже работала в колхозе. Женщины-колхозницы любили бойкую девчушку, та с неуёмной энергией и работоспособностью вместе с остальными подростками раскорчёвывала и боронила землю в колхозе.
В 17 лет Вера начала работать на лесозаготовках. Её посылали возить срубленные деревья в лесу. Враз выезжало по 10-15 подвод, запряжённых лошадьми, правили ими молодые девушки. Они часто сами клали тяжёлые брёвна на телеги. Труднее всего приходилось зимой. Снятые после работы ватники были настолько стылыми, что сами по себе стояли как каменные.
На лесозаготовках в д. Мизево Вера Тихоновна проработала 15 лет. Столько же с ней трудилась и лошадь Белка. Её Вера берегла как зеницу ока, и не столько потому, что с детства привыкла к бережливости, столько от того, что досталась Белка от трагически погибшей подруги Веры. Подруга тоже возила лес, но однажды по стечению обстоятельств ей переломило бревном спину.
Через четыре года, после того, как Вера Тихоновна стала работать на лесозаготовках, она вышла замуж. А в 23 года она уже провожала своего любимого на фронт. Тогда девушка не знала, что видит мужа в последний раз. Боль от потери близкого человека затаилась где-то в глубине души, но роптать на судьбу было некогда. К тому времени у Веры Тихоновны подрастали дочь и сын. После войны в деревне жилось очень трудно. Всю работу выполняли оставшиеся в Мизево женщины и дети. Но, как вспоминает Вера Тихоновна, они «мякину ели, а форс не теряли». Трудились, помогали друг другу, держались вместе. Однако еды для детей всё время не хватало. В 1949 году Вера Тихоновна принимает решение переехать в п. Скачок. Там она вновь работает на лесозаготовках. В 1960 году, когда на Скачке затухала жизнь, Вера Тихоновна вместе с детьми переезжает в Курью (так местные жители называют посёлок Камский), там она устраивается на пекарню. Наконец, выйдя на пенсию, Дягилева с семьёй обосновывается в Рудничном. Туда из Камского Вера Тихоновна перевозит и коз. Надо заметить, что и в Мизево, и на Скачке, и в Курье она держала своё хозяйство: коров и коз. Козы есть и сейчас, хотя наша героиня давно уже бабушка и прабабушка.
Получается, Вера Тихоновна и работать успевала, и хозяйство держала, и детей воспитывала. «Жизнь моя – это работа», – замечает она. Действительно, эту 88-летнюю женщину редко увидишь сидящей на лавочке, у неё всегда есть занятие. Может, это истинное трудолюбие и является одной из причин её неистощимой энергии? Надеемся, когда Вере Тихоновне исполнится сто лет, мы зададим ей этот вопрос.
А. Мартюшева, «ПН», 2006 год.


Вложения:
дягилева.jpg
дягилева.jpg [ 99.25 КБ | Просмотров: 2803 ]

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Судьбы, опалённые войной
СообщениеДобавлено: 09 апр 2015, 13:53 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19100
Откуда: п. Рудничный
Из огня да в полымя

Иван Иванович Мерк из п. Светлополянска ребёнком побывал в немецкой оккупации, за что ныне имеет социальный статус «малолетний узник фашизма». Впрочем, своё пребывание в Германии он помнит плохо – мал ещё был. Но всё же кое-какие воспоминания у него остались.
Родом И. Мерк с Украины, из Одесской области. Когда началась Великая Отечественная война, и немецкие захватчики продвинулись до Чёрного моря, его с матерью и двумя младшими сестрёнками отправили в Германию. Отца с первых дней войны мобилизовали в трудармию. А мать, Франциска Иосифовна, в это время была беременна. Эшелон, которым они следовали на запад, вскоре разбомбили, и дальше пришлось идти пешком. В Польше мать родила ещё одну сестрёнку.
Каково было матери с четырьмя малыми детьми на руках, Иван Иванович понял уже будучи взрослым человеком. Он помнил, как она делила между ними последний кусок хлеба, себе не оставляя ничего, как зимой сушила пелёнки на своей ноге, как, собрав детей в кучу, закрывала своим телом во время бомбёжки, как, падая от усталости, по очереди несла младших детей на руках во время долгого пути на свою историческую родину (они по национальности немцы).
В Германии семью Мерк определили к бауэру-землевладельцу. Франциска Иосифовна работала и на хлебопекарне, и на ферме, и в поле. Их не охраняли и относились к ним более-менее хорошо. Во всяком случае, Иван Иванович не помнит, чтобы хозяин чем-то их обидел. Наоборот, мать за хорошую работу хвалил. Лишь однажды Иван по мальчишеской глупости запустил камнем в проходившую мимо машину и угодил в лобовое стекло. Из машины вылез гитлеровский офицер с пистолетом в руке и чуть его не застрелил. Мальчишку спасли только слёзы, текущие из глаз в три ручья. Он тогда мысленно уже простился с жизнью, поэтому и случай этот сильно врезался в память.
Победу над фашистской Германией семья Мерк встретила, как и все, с радостью и мечтой вернуться на Родину. Но уже тогда один из освободивших их американских солдат – негр – не советовал им возвращаться, говорил, что их арестуют и посадят.
– За что же нас арестовывать? Мы ничего плохого не сделали! – удивлялась мать и, естественно, не поверила американцу. Тем более что прибывшие вскоре в их временный лагерь для интернированных русские агитировали за возвращение домой, уверяли, что все опасения напрасны, мол, заживёте свободно и счастливо в стране-победителе.
Опасения оказались не напрасными. Эшелон с бывшими узниками фашизма почти всю Европу прошёл без проблем, а как только пересёк границу Советского Союза, его остановили в чистом поле. Начались обыски и допросы. Потом выставили охрану, и эшелон отправили дальше – прямиком в Кировскую область на спецпоселение. О родных местах приказано было забыть. Так узники фашизма превратились в узников сталинизма.
Сначала семья Мерк попала в п. Каменку Подосиновского района, потом в п. Скачок Кайского района. Иван Иванович вспоминал, что в Германии их не охраняли, а на родине приходилось регулярно отмечаться в комендатуре.
Жизнь в спецпосёлке была не из лёгких. Все поселенцы сначала ютились в общем бараке. Жили впроголодь. Однажды не ели целых пять дней. Скученность дала о себе знать. В поселении разразилась эпидемия тифа. Мать и трое сестёр слегли в тифозной горячке. Лишь Ивана болезнь обходила стороной. Не затронула даже тогда, когда врач попросил его поухаживать за тифозными больными.
– Умирали тогда люди не по одному и каждый день. Еле успевали хоронить. Чаще других умирали украинцы и поляки. Не привыкли они к таким условиям жизни и гибли один за другим.
Из Скачка семью Мерк направили в Омутнинский район в п. Зарницу на заготовку дров для Омутнинского завода. А в мае 1949 года, когда Ивану исполнилось 11 лет, им велено было отправиться в п. Ожмегово Кайского района. И опять пешком с детьми на руках Франциска Иосифовна отправилась в дальний многодневный путь.
Жизнь у спецпоселенцев изменилась в лучшую сторону только в июне 1954 года, когда наступила «хрущёвская оттепель». Комендантский надзор отменили, и стали люди разъезжаться из спецпоселений по родным местам. Но семья Мерк «прикипела» к Кайскому краю и Ожмегово не покинула.
В 1958 году Иван Иванович женился на Алевтине Германовне, и у них появилось двое детей: Наталья и Андрей. Из Ожмегово они уехали только через 40 лет, в 1998 году, в п. Светлополянск. Уехали вынужденно, потому как из многолюдного посёлка с развитой инфраструктурой Ожмегово постепенно превратилось в не совсем перспективное место проживания.
Михаил Котлов, «ПН», 2006 год.


Вложения:
Мерк.jpg
Мерк.jpg [ 18.92 КБ | Просмотров: 2802 ]

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Судьбы, опалённые войной
СообщениеДобавлено: 09 апр 2015, 13:54 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19100
Откуда: п. Рудничный
Блины на солидоле

Ольге Даниловне Гирш, проживающей в посёлке Черниговском, в 2004 году исполнилось восемьдесят лет. Она редко выходит из дома, по хозяйству – воды принести, хлеба купить – помогает сосед. Жизнь у неё была несладкая, но чувство юмора сохранилось превосходно.
Родилась Ольга Даниловна в 1924 году на Украине в Житомирской области. Мать, отец, брат и Ольга работали в колхозе. И всё бы хорошо, но началась война. В 1943 году их семью вывезли сначала в Польшу, а затем в Германию.
– В Кракове отца забрали на окопы. Больше мы его не видели.
Работать нужно было везде. Хозяева, у которых батрачила семья, сидеть без дела не давали. Приходилось сеять, боронить, убирать, копать. Да мало ли работы в сельском хозяйстве…
– В Германии у нас была хорошая хозяйка, богатая. У неё только коров было десять. Мы ухаживали за ними, доили. Как нас кормили? Неплохо. По карточкам давали молоко, масло, хлеб. Мы ведь не в концлагере жили.
А потом пришли русские, которые погрузили батраков в товарные вагоны и повезли. Так семья оказалась в Слободском районе. Ольга Даниловна попала на работу на спецзавод. Еды, естественно, было недостаточно.
– У меня сапоги были 45-го размера. Насыплешь в них зерна и вынесешь.
Затем зерно промывали, сушили, мололи и из получившейся муки жарили блины. Масла не было, и сковородку приходилось мазать солидолом. В Слободском всякое бывало: называли «врагами народа», издевались охранники. Правда, комендант оказался порядочным человеком и выходки охранников старался пресекать.
– Однажды ночью нас выгнали грузить уголь. А по ночам нам категорически запрещалось выходить. Но так получилось, что коменданта не было, и нами командовал другой человек. Ему потом здорово попало.
О том времени О.Д. Гирш говорит, что было хорошо, всё-таки работали не в лесу. В лесу люди от голода, холода умирали, а они работали на заводе, где топили печи и можно было разжиться мороженой картошкой, которую пекли.
Затем Ольга Даниловна попала в Верхнекамский район.
– Здесь работали в колхозе, получали две копейки на трудодень. Зато пенсия большая. (Здесь О.Д. Гирш хитро посмотрела на меня, а староста посёлка объяснила, что пенсия у неё минимальная, просто это шутка такая — авт.)
Как вспоминает Ольга Даниловна, жили они весело, ходили в клуб, посиделки устраивали – ведь молодые были, развлекаться хотелось. Но милиционеры и комендатура, в которой отмечались, были начеку.
– Нам говорили, что мы здесь навечно, но вечного ничего не бывает…
После освобождения им разрешили уезжать куда угодно, только не на родину. Но до сих пор О.Д. Гирш живёт в посёлке №1. У неё двое детей. Сейчас уже вырастают четверо внуков и трое правнуков.
Весёлый характер не даёт ей скучать. Гости у неё бывают нередко и часто видят её за прялкой. Ежегодно она выписывает «Прикамскую новь», которая ходит в посёлке практически в каждый дом. Но в первом полугодии районка к ней не придёт по причине того, что Ольга Даниловна разозлилась на то, что не прибавили пенсию, хотя газета тут совершенно ни при чём. Ей «Прикамка» нравится, программа печатается крупно, много материалов про людей, это привлекает. Надеемся, что Ольга Даниловна Гирш останется нашим другом, а пенсию ей всё-таки прибавят.
А. Катаева, «ПН», 2005 год.


Вложения:
Гирш.jpg
Гирш.jpg [ 44.64 КБ | Просмотров: 2802 ]

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Судьбы, опалённые войной
СообщениеДобавлено: 09 апр 2015, 13:56 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19100
Откуда: п. Рудничный
На войну уходила с песнями

Н.И. Шильникова родилась в Кирсе 1923 году. После окончания восьми классов устроилась на завод № 269 (нынешний ОАО «Кирскабель») учеником шабровщика, потом её перевели в рабочие. До 1943 года Нина трудилась на заводе. Во время войны ей приходилось чистить листы алюминия для самолётов.
В 1943 году девушка уволилась с завода и отправилась в Омутнинск на трёхмесячные курсы медсестёр, по окончании которых устроилась работать в эвакогоспиталь № 3339, расположенный в Кирсе, на должность санитарочки в перевязочную.
– Эшелоны в госпиталь приходили отовсюду, – вспоминает Нина Ивановна. – Однажды сразу привезли 250 человек, так что работы хватало. В один из дней меня отправили мыть вновь прибывших. А я молоденькая, боюсь идти, встала, глазами хлопаю и чуть не реву – как пойду к мужикам-то? Зашла, а глаза не открываю…
Раненые любили весёлую Ниночку, всегда угощали чем-нибудь вкусненьким. А она в свою очередь пела им песни и частушки. Те, кто уже шёл на поправку, звали девушку с собой, в армию. Нина не отказывалась, говоря: «Поехали!» И ведь вправду поехала.
В Омутнинском райвоенкомате начальник части, увидев маленькую, худенькую девушку в красных туфлях и вышитой кофточке, спросил: «Девочка, ты куда пошла? Там ведь убивают». Но Нина своего добилась, и 19 декабря 1943 года ей вручили повестку.
– Я в тот день весёлая была, песни пела. Ещё и подружку с собой звала. Да она не поехала, побоялась, что убьют.
Привезли добровольцев на пересылку в Киров, а через полмесяца ожидания Нина попала в Полещино Полтавской области. Прибыли туда ночью, на квартиры никто не пускал, пришлось им, не-
обмундированным, спать прямо на снегу. После распределения попала в Полтаву, где стала писарем. Работы было очень много, приходилось писать всю ночь, девушка уставала и не высыпалась. Но не этого она ждала, поэтому просила, чтобы отправили на батарею. Её желание было удовлетворено, и Нина оказалась на 3-м Украинском фронте в зенитно-артиллерийском полку, где стала телефонисткой.
Служила Нина Ивановна в Полтаве, Козельщине, на Лысой горе, а потом попала за границу: Чепель, Будафок, Будапешт. В Будапеште их полк охранял два железнодорожных моста и пешеходный через Дунай. Там и закончилась военная жизнь, демобилизовалась Нина Ивановна 24 июля 1945 года. Имеет орден Отечественной войны, множество медалей, среди которых «За взятие Будапешта» и медаль Жукова.
После демобилизации Нина Ивановна устроилась на работу в колонию цензором. В 1946 году перешла на завод упаковщиком. Затем была намотчиком, крутильщиком, фильерщиком. В 1949 она вышла замуж за Гурьяна Викторовича Шильникова, тоже участника Великой Отечественной войны. Муж с фронта пришёл весь израненный, до последнего дня в его теле сидели осколки, как напоминание о войне. Несмотря на это, он был хорошим охотником и рыболовом. В семье родилось трое детей. А сейчас Нина Ивановна имеет шестерых внуков и троих правнуков.
Всю жизнь Н.И. Шильникова трудилась на совесть. За доблестный и самоотверженный труд имеет звания «Ударник коммунистического труда 1959 года», «Почётный ветеран завода 1977 года», в 1977 году ей присвоено звание «Ветеран труда»». С 1979 года Нина Ивановна на заслуженном отдыхе.
А. Катаева, «ПН», 2005 год.


Вложения:
Шильникова.jpg
Шильникова.jpg [ 50.99 КБ | Просмотров: 2801 ]

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Судьбы, опалённые войной
СообщениеДобавлено: 09 апр 2015, 14:17 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19100
Откуда: п. Рудничный
В начале 30-х годов прошлого века в нашем районе началась коллективизация. Житель д. Каптол Безгачевского сельсовета Михаил Филиппович Саввин отказался вступать в колхоз, хотел вести своё хозяйство единолично. Он вовремя платил налоги, по решению местных властей добровольно сдал всё имеющееся у него фуражное и семенное зерно, но это не спасло от репрессий. У М.Ф. Саввина было описано и изъято два жилых дома, построенных своими силами, лошадь, корова, телёнок, овцы, конная молотилка и прочий сельхозинвентарь, домотканые холсты. Сам М.Ф. Саввин был на три года сослан в Коми АССР, а его жена и малолетние дети оказались на улице.
Как позднее вспоминал сын М.Ф. Саввина Афанасий, «жили у того, кто приютит, побирались по деревне». Афанасию и десяти лет не исполнилось, когда сослали его отца. Ему пришлось с детства учиться зарабатывать деньги. Он освоил крестьянскую науку – плёл лапти, шил сапоги, клал печи, не боялся никакой работы.
А потом началась Великая Отечественная война. Отец ушёл на фронт и как раскулаченный всю войну прошёл штрафником. В январе 1943 года вслед за отцом добровольцем ушёл на фронт Афанасий Михайлович, которому только-только исполнилось 17 лет. Он попал на I Украинский фронт в танковые войска, был радистом, стрелком-пулемётчиком. Судя по сохранившейся книжке красноармейца, рядовому А.М. Саввину по прибытии в часть были выданы телогрейка, гимнастёрка, шаровары, кальсоны, портянки, шапка и даже два полотенца, вот только сапог или какой-нибудь другой обуви боец не получил.
В этом же документе записано множество благодарностей за взятие городов Львов, Фрейштадт, Нейссе, Ратибор, Бискау, Лангенау и других. Афанасий Михайлович был отмечен и боевыми наградами – медалями и орденами. Воевал он честно и доблестно, пережил все тяготы армейской службы, горел в танке. В самом конце войны, уже в Германии, получил осколочное ранение в левую руку. Попал в городской немецкий госпиталь, его лечили немецкие врачи – наши медсанчасти отстали от передовой. Госпиталь был битком набит советскими бойцами, раненые лежали даже на чердаке. Несмотря на это, немецкие врачи делали всё возможное, чтобы вылечить советских солдат. Позже Афанасий Михайлович рассказывал, что если бы не немцы, остался бы он без руки. У наших медиков разговор был короткий – ампутация и делу конец, а так пусть изувеченная, но рука осталась.
После Победы отец и сын Саввины вернулись в родные края. Афанасий Михайлович вскоре женился на молоденькой ветфельдшерице Валентине, родились сын и дочь. И в мирной жизни А.М. Саввин нашёл своё дело. Много лет он работал десятником, а затем мастером Перервинского леспромхоза. Имея математический склад ума, разработал свой оригинальный метод подсчёта древесины. Его новаторство приезжали изучать специалисты из Пермской области, только в наших краях методика А.М. Саввина оказалась никому не интересной. Ушёл на пенсию мастером сплавной конторы, имея звание «Ветеран труда». И супруга А.М. Саввина, Валентина Васильевна имеет это же звание вместе со званием «Труженик тыла».
В общем, всю жизнь Афанасий Михайлович Саввин честно трудился на благо Родины. Единственное, что получил – льготу за проезд и оплату коммунальных услуг. Вот только никуда ветеран из Перервы не ездил и жил в частном доме без всяких удобств. Много лет он просил предоставить ему благоустроенное жильё, писал президентам М.С. Горбачёву и Б.Н. Ельцину, в райком партии, главам администрации района М.Ю. Татаринову и А.В. Подшивалову. Добился лишь того, что его поставили на очередь, 47-м по счёту. Несколько лет назад Саввины переехали из Перервы в п. Рудничный, где купили на собственные сбережения дом. Здесь, наконец, ветеранам установили телефон, правда, к тому времени Афанасий Михайлович не мог им пользоваться – стал плохо слышать. Но больше всего А.М. Саввина обижало то, что его отец – фронтовик фактически до самой смерти оставался «врагом народа». Реабилитирован он был посмертно, в 2001 году по ходатайству сына. Чтобы восстановить честное имя своего отца, Афанасию Михайловичу Саввину пришлось обращаться в суд и самому разыскивать свидетелей раскулачивания. Поэтому и не любил фронтовик рассказывать о своей боевой молодости, а награды в сердцах отдал сыну на игрушки. В прошлом году А.М. Саввин ушёл из жизни, его вдова Валентина Васильевна сейчас тяжело болеет. Совсем скоро вся страна отметит 60-летие Великой Победы. Давайте постараемся, чтобы ни один ветеран не был забыт и обижен.
Н. Хитрова, «ПН», 2005 год.


Вложения:
Саввин-216x300.jpg
Саввин-216x300.jpg [ 13.74 КБ | Просмотров: 2792 ]
саввин 1.jpg
саввин 1.jpg [ 70.27 КБ | Просмотров: 2792 ]

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром
Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Судьбы, опалённые войной
СообщениеДобавлено: 09 апр 2015, 14:18 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19100
Откуда: п. Рудничный
Искренней признательности и благодарности достойны труженики тыла. На заводах и фабриках, на колхозных полях они делали всё, чтобы приблизить миг долгожданной Победы. Среди них житель посёлка Лесной Николай Павлович Старков.
Он родился в 1929 году в д. Горевка тогда ещё Кайского района. Это сегодня от деревни, находящейся вблизи Рудничного, почти не осталось и следа, а в предвоенные годы в ней проживало около 400 человек, каждая семья имела своё подсобное хозяйство, приусадебные участки до 25 соток. Родители и старший брат Николая работали в колхозе «Юность», да и сам он рано познал крестьянский труд. Это было нелёгкое время: носили самотканую одежду, ходили в лаптях, потому что купить обувь было не на что (за работу в колхозе каждая семья по осени получала зерно, которого хватало на целый год), да и магазина в деревне вовсе не было, как не было и электричества.
Несмотря на свой преклонный возраст, Николай Павлович с такой точностью воспроизводит события 65-летней давности, что, кажется, это было вчера:
– Когда началась война, мне было 12 лет. Это были самые тяжёлые, самые трудные дни: всё мужское население деревни от 18 до 50 лет призвали на фронт, в том числе отца и брата. Через несколько месяцев после начала войны пришла похоронка на отца, а ещё через полгода не стало и брата. Намаяться пришлось матери: кроме меня, надо было поднимать ещё двух сыновей 4 и 5 лет. От переживаний мама заболела. Поэтому мне пришлось бросить школу и в 12-летнем возрасте заниматься тяжёлым физическим трудом. Весь объём колхозной работы взяли на себя старики, женщины, да подростки, такие же, как я. Работать приходилось в полную силу. На каждом углу развевались плакаты со знаменитыми лозунгами: «Всё для фронта. Всё для Победы!» или «Тыл и фронт едины!»
Работа в колхозе в предвоенные годы требовала отдачи: работали от зари до зари, а в годы войны – тем более: государству сдавали уже не четвёртую часть зерна, как ранее, а половину. Начался голод. Перестало обеспечивать и своё подсобное хозяйство. Многие люди стали уходить на производство. Но семья Николая Павловича стойко и мужественно перенесла все тяготы и лишения военных лет.
После войны Н.П. Старков работал на фосфоритном руднике. «Стало значительно легче, – вспоминает он, – в семье появились деньги». А после армии устроился на железную дорогу в п. Лесной: начинал с кочегара паровоза, был помощником машиниста, на заслуженный отдых вышел с должности машиниста тепловоза в 1984 году.
Сейчас Николай Павлович живёт в своём доме, несколько лет назад овдовел. Он имеет несколько наград, среди которых «Орден Ленина» и медаль «За трудовую доблесть». У него трое внуков, которые, несомненно, гордятся своим дедом за самоотверженный труд и великий подвиг тружеников тыла, ковавших нашу общую Победу в тылу!
Е. Шуткова, корреспондент УРУОУХД.
«Прикамская новь», 2010 год.

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Судьбы, опалённые войной
СообщениеДобавлено: 09 апр 2015, 14:19 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19100
Откуда: п. Рудничный
Мой отец, Николай Анфимович Фофанов, родился в 1910 году в п. Песковка Омутнинского района. В 30-е годы он жил в Лойно, работал заведующим клубом. Отец был человеком весёлым, играл на всех музыкальных инструментах, писал стихи, песни, хорошо рисовал. В нашей семье хранятся фотографии, где он рисует портрет А.С. Пушкина и киноафиши.
В 1940 году, после возвращения отца с Финской войны, наша семья переехала на завод № 4, и там отец стал работать механиком. А в 1941 году ушёл на фронт. В семье осталось трое детей в возрасте от 4 до 12 лет. Мама, похоронив четвёртого ребёнка, осталась без работы, её с тремя детьми выселили из квартиры. Отец, как мог, хлопотал о трудоустройстве мамы, о выделении комнаты, но такое тогда было время!.. Письма, присланные отцом, были переполнены заботой о жене и детях. А в одном из последних писем к брату Владимиру, которые сохранились в семье, отец пишет: «Ну вот настал и мой черёд бить вшивых гитлеровских голодранцев. Чувствую себя прекрасно. Служу комиссаром танковой роты. Будь здоров».
В июле 1942 года отец погиб. Его брату Владимиру пришло письмо от фронтового товарища папы, И.Н. Филина: «Выполняя вашу просьбу, высылаем справку о должности и окладе содержания вашего брата Фофанова Николая Анфимовича. Пару слов о вашем брате. На нас всех он производил впечатление симпатичного, хорошего человека. Я лично был от него в восхищении. Богатый кругозор и эрудиция, открытый, чистосердечный тон его разговора располагал всегда к нему слушателя или собеседника, и становилось приятно после таких встреч и разговоров. Перед тем, как ему погибнуть, я с ним жил в одном домике недели две подряд. А дня за три или два он меня сфотографировал, но сделать фото уже не успел. Я часто его вспоминаю как хорошего товарища. В момент его гибели я шёл по дороге в деревню и видел, как бомбардировщик бросил на дом, где находился Николай Анфимович, бомбы. Этот случай, пока я жив, никогда не забуду. передайте от меня боевой привет его жене Ольге Сергеевне и его деткам Лире, Каинне и Лолику…»
Мы долго искали могилу отца в Смоленской области, а в 1947 году эту территорию передали Калужской области. В 1985 году я ездила на Братскую могилу в п. Барятино. Эта могила в 15-ти километрах от районного центра появилась в 1955 году в результате перезахоронения из братских и индивидуальных могил. В ней покоятся 933 воина. В Барятинском райвоенкомате данные моего отца внесли в Книгу учёта погибших. На митинге в честь 40-летия Великой Победы я выступала от имени всех детей войны.
Спустя 25 лет я вновь решила съездить на могилу отца, но оказалось, что все архивы переданы в другой райвоенкомат. Нашла адрес, отправила письмо, смогла дозвониться. Мне ответили, что в Книге памяти Фофанов Н.А. в списках не значится, и ничем помочь не могут. Я отправила письма губернатору, в областной военкомат, почти три месяца ждала ответа. И в январе нынешнего года мне пришло письмо, в котором сказано: «Уважаемая Каинна Николаевна! На ваше письмо сообщаем, что администрация села Барятино официально учла в воинском захоронении, в Братской могиле с. Барятино, младшего политрука РККА, 257 танкового батальона, Фофанова Николая Анфимовича и приняла решение об увековечивании его памяти на мемориальной доске и дополнительном внесении его имени в Книгу памяти Калужской области по Барятинскому району, в томе № 8, на стр. 515».
Теперь я спокойна – справедливость восторжествовала.
К. Фофанова, г. Киров. »Прикамская новь», 2010 год.

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Судьбы, опалённые войной
СообщениеДобавлено: 09 апр 2015, 14:20 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19100
Откуда: п. Рудничный
Когда началась Великая Отечественная война, Н.А. Барышников, 20-летний весёлый и бесшабашный парень, работал на Кирсинском металлургическом заводе водителем пожарной части. И имел бронь. А значит, мог избежать призыва в армию и не лежать в окопах под пулями и снарядами. Но Николай Алексеевич посчитал для себя невозможным оставаться в стороне от защиты Родины.– В те годы патриотизм был – не чета нынешним временам, – вспоминает Н.А. Барышников. – Сразу же после нападения фашистской Германии на Советский Союз я, в числе других, написал заявление, чтобы меня добровольно взяли на фронт. А как же иначе, ведь мы были комсомольцами… По-другому нельзя!
В августе 1941 года Николай пришёл домой с работы, а его уже ждала повестка на военную службу. На следующий день он поехал в Омутнинский райвоенкомат, а оттуда в Котельнич, в учебный полк. В ноябре Николая, в звании сержанта, отправили на Северо-Западный фронт под Ленинград. Воевать он начал в одном из самых ответственных подразделений 166 стрелкового полка – в разведроте.
– Больше двух лет мы в тыл врага за «языком» ходили, – рассказывает ветеран о себе и своих товарищах по оружию. – Не только рядовые немцы нам попадались, случалось, что и старших офицеров притаскивали с собой. На кого нарвёшься. Уйдём, бывало, за линию фронта, заляжем где-нибудь в укромном месте и наблюдаем в бинокль за передвижением противника, изучаем, какая техника и какие войска стоят перед нами. А на обратном пути захватываем с собой «за компанию» какого-нибудь зазевавшегося фашиста. Однако частенько ходили и специально за «языком». Ребята в нашей разведроте дружные были, друг за друга стеной стояли. Не бросили меня в трудную минуту… Однажды мы захватили важного «языка» и уже возвращались обратно, но обнаружили себя. Завязался бой. Моего друга немцы сразу убили, а меня тяжело ранили в плечо. Командир крикнул: «Отходим!» Пришлось бойцам тащить и меня, и «языка». С боем прорвались к своим, но задание выполнили.
В конце 1943 года, после трёхмесячного лечения в госпитале, Николая Алексеевича отправили на краткосрочные курсы младших лейтенантов в Сталинградское танковое училище. Потом опять служба, на этот раз командиром танка Т-34.
– Я в танке горел, но не сгорел, – говорил Н.А. Барышников. – У венгерского озера Балатон наш танк подбили. Машина вспыхнула как свечка, но мы все успели вылезти через нижний люк.
Там, в тяжёлых боях по освобождению Венгрии, он получил второе, а через некоторое время и третье ранение, надолго выбившее его из строя. Службу Николай Алексеевич закончил в октябре 1946 года.
Вернувшись домой в родной Кирс, бывший разведчик и танкист пошёл работать на завод. Он участвовал в строительстве ТЭЦ, работал там машинистом котлов, затем перевёлся в 11 цех. В середине 70-х годов он ушёл на заслуженный отдых.
Войну ветеран вспоминает не только глядя на фронтовые награды (ордена Красной Звезды и Отечественной войны I степени). Осколок, глубоко засевший в бедренной кости у коленной чашечки, тоже не даёт забыть прошедшие бои. Доставать осколок врач в прифронтовом госпитале не стал, сказал, что боится повредить при этом какой-нибудь нерв или сухожилие, и Николай Алексеевич за это часто вспоминает его добрым словом.
В 1948 году Николай Алексеевич женился. Они с супругой родили и воспитали пятерых детей, которые в свою очередь подарили родителям 11 внуков и 4 правнуков. «Пока! – уточняет Н.А. Барышников. – Надеемся, что правнуков у нас будет не меньше, чем детей и внуков!»
М. Котлов, «Прикамская новь», 2005 год.

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Судьбы, опалённые войной
СообщениеДобавлено: 09 апр 2015, 14:21 
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 ноя 2009, 09:25
Сообщения: 19100
Откуда: п. Рудничный
Жительница д. Кочкино Е.И. Худякова родилась в 1926 году в деревне Полуденовская Афанасьевского района. В семье было шестеро детей, именно поэтому проучившись в первом классе одну четверть, Елена Ивановна пошла работать. Приходилось многое делать: теребить лён, боронить, сучки с полей собирать, возить на лошадях навоз.
Во время войны стало совсем тяжело. Голодные колхозники «ревели да пахали». Есть было практически нечего, собирали траву, пестики. Всё зерно забирали приезжающие уполномоченные. Изредка давали по пять килограммов зерна. Его мололи на жерновах и пекли лепёшки. Зимой, когда сельскохозяйственной работы было немного, Елену Ивановну посылали на лесозаготовки. Сколько ею напилено кубометров дров, наверное, и не сосчитать.
В трудовой книжке Е.И. Худяковой записей о работе немного: «Непрерывный стаж работы в колхозе «Победа» – 21 год, с 1942 по 1963, в колхозе «Маяк» – 4 года, с 1963 по 1967». Потом «Маяк» передали совхозу «Лесной», и Елену Ивановну приняли дояркой. В 1982 г. она стала прачкой, 1987 – переведена ветсанитаром, и в этом же году вышла на пенсию по возрасту. Но она не усидела на месте и продолжала работать. В «Сведениях о поощрениях и награждениях» у Е.И. Худяковой одиннадцать записей. Она награждалась грамотами, ценными подарками, денежными премиями, имеет звание «Ветеран труда», награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», «Пятьдесят лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». А недавно, как труженику тыла, ей вручили медаль «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».
А. Катаева, «Прикамская новь», 2005 год.

_________________
Кто владеет информацией - тот владеет миром


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 160 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 16  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Быстрые действия:
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB