Как найти то, чего нет?

Рубрика: Мысли вслух

По официальным данным посёлок Старцево образован в 1938 году. На самом деле люди здесь поселились значительно раньше, и поселились не по своей воле. Совхоз № 2 (Старцево) был образован как одно из сельхозподразделений Вятлага, сюда ссылали на спецпоселение раскулаченных, в разное время здесь были мужская и женская зоны, до недавних пор – колония поселения.
Где жизнь – там и смерть. Умерших на Старцево хоронили рядом с железной дорогой, идущей на ст. Верхнекамскую, метрах в пятистах от посёлка. Незадолго до перестройки на местном кладбище хоронить перестали, стали возить усопших на кладбище в Рудничный. После того, как грозный в прошлом Вятлаг претерпел ряд реорганизаций и переименований, а колония на Старцево была ликвидирована, о печальном прошлом посёлка могут рассказать разве что старожилы. Но и их здесь осталось совсем немного – Старцево пустеет на глазах. А кладбище оказалось позабыто-позаброшено.
«Там теперь лес, – уверяли меня местные жители в конце прошлого года, когда на Старцево был сход. – Отдельных могилок не найти. Раньше родственники, бывало, откуда-то приезжали, кто-то даже деревянную оградку ставил на могилку, но теперь всё повалилось, ничего не найдёшь. Нас в Рудничном хоронят, там все наши, поэтому мы на старцевском кладбище и не бываем, а сколько там захороненных – никто и не считал…».
Казалось бы, раз родственникам до родных могил нет дела, то и проблемы нет, тем более что до последнего времени у администрации Рудничного городского поселения, к которому относится п. Старцево, не было полномочий по благоустройству мест захоронений. Но родственникам как раз есть дело!
В прошлом году в администрацию района пришло письмо из г. Орла. К.Ф. Пономарёва просила сообщить, как добраться до кладбища п. Старцево, на котором похоронен её отец Никита Тимофеевич Кузин, 1902 года рождения.
Н.Т. Кузин был осуждён Особой тройкой при УНКВД по Орловской области 29.12.1937 года и приговорён к десяти годам лишения свободы. Вся вина его была в том, что он считался кулаком, хотя до ареста работал столяром. В Вятский ИТЛ (Вятлаг) Н.Т. Кузин прибыл 28 июля 1941 года из Беломорско-Балтийского ИТЛ. Находился в лагпунктах №№ 11, 8, 10, совхоз № 2 Вятлага. Умер 8 марта 1942 года в санчасти лагпункта совхоз № 2. Причина смерти в акте не указана. Место погребения – кладбище лагпункта № 2. В личном деле имеются сведения о составе семьи: жена Матрёна 24 л., сын Никита 12 л., дочь Ксения 7 л., дочь Римма 7 месяцев.
Вот и все сведения, которые получила К.Ф. Пономарёва на свой запрос в УФСИН России по Кировской области.
Она осталась без отца в возрасте семи лет и сейчас, на склоне жизни, ей хотелось бы отыскать его могилу. Ответ из администрации Верхнекамского района, в котором сообщалось о нецелесообразности приезда на Старцево, поскольку отыскать могилу не представляется возможным, родственников не удовлетворил. Тем, кто никогда не был в наших краях, трудно поверить, что захоронения могут быть заброшенными настолько, что даже их местоположение бывает непросто определить, не то что отдельную могилу. Особенно, если речь идёт о кладбищах Вятлага, через горнило которого прошли десятки тысяч людей, которых хоронили где придётся и как придётся, а тут, ко всему прочему, осуждённый похоронен в тяжелейшие годы войны, когда и до живых-то не всегда было дело.
И вот уже внучка Н.Т. Кузина Валентина Николаевна Потапина пишет письмо губернатору Кировской области и председателю общественного совета при начальнике УФСИН, в котором спрашивает: «Будет ли место захоронения в п. Старцево когда-нибудь приведено в надлежащий вид или никто этим не станет заниматься?». Письмо «спустили» в администрацию района, которая обязана подготовить ответ.
Что можно ответить родственникам давно реабилитированного Н.Т. Кузина? Им хотелось бы увидеть на кресте (на могиле деда) иконку, которая осталась от предков и чудом сохранилась. Как объяснить, что нет ни могилки, ни креста, а весь наш район представляет собой одно большое кладбище? У нас много известных и неизвестных захоронений, забытых кладбищ на месте исчезнувших деревень и вятлаговских посёлков, и всё это раскидано на огромной территории, часто среди лесов и болот, без каких-либо сведений в архивах.
Казалось бы, Старцево пока не вымерло, и расположено оно возле автомобильной и железной дорог, то есть можно было бы заняться поисковой работой. Но снова возникает вопрос: а кто будет ею заниматься, не по обязанности, а повинуясь велению души, да с учётом того, что в вятлаговский архив так просто не попадёшь и необходимы веские основания, чтобы просить о предоставлении каких-либо сведений?
Ко мне неоднократно обращались с просьбой помочь отыскать ту или иную могилу. Однажды сулили большие деньги, если я найду могилу похороненного в годы войны в Рудничном военнопленного итальянца, сын которого хотел перезахоронить прах отца на родине; присылали спутниковые карты, на которых якобы видны одиночные могилы военнопленных, чуть ли не угрожали – не верили, что отыскать могилу невозможно. Смирились лишь тогда, когда я выслала фотографии кладбища военнопленных. Вероятно, весной надо сфотографировать кладбище в п. Старцево и показать родственникам Н.Т. Кузина суровую правду нашей жизни.
В.Н. Потапина сделала на своём письме приписку: «В каком состоянии кладбища, так народ и живёт». Стоит признать, что Валентина Николаевна совершенно права. К сожалению.
Н. Хитрова. «Прикамская новь».

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (12 оценок, среднее: 4,92 из 5)
Загрузка...
Если Вам интересна эта запись, Вы можете следить за ее обсуждением, подписавшись на RSS 2.0 .

Оставить комментарий или два

Наверх